История становления частного сыска в СССР

История частного сыска в России
Аватара пользователя
admin
Администратор
Сообщения: 148
Зарегистрирован: 24 июн 2015, 06:16

История становления частного сыска в СССР

Непрочитанное сообщение admin » 15 ноя 2018, 00:41

Можно ли точно утверждать, когда в Петербурге появились первые частные детективы? В первую очередь специалист вспомнит о дате 11.03.92г. Именно в этот день в Российской федерации вышел в свет закон №2487, регулирующий частную детективную и охранную деятельность. Однако профессия частный сыщик появилась несколько раньше: частный сыск в Питере появился ещё в конце восьмидесятых годов прошлого века. В 1988 году Министерством внутренних дел СССР была проведена перепись кооперативов, чьи уставы содержали оказание услуг по охране частных лиц. По всему Советскому Союзу оказалось свыше сотни таких кооперативов и, скорее всего, порядка тридцати процентов из них работали на территории Ленинграда. Точно можно утверждать, что в 1990 году в Ленинграде официально оказывали свои услуги три охранных фирмы. Основателями первой из них были сотрудники комитета государственной безопасности Сергей Львов, Виктор Корытов и Михаил Шмелёв. Фирма работала под видом спортивного общества и затем была переименована в “Службу безопасности «Торнадо». Позднее Виктор Корытов организовал и возглавил собственную фирму ВИАБ, сотрудничал с Ильёй Трабером, более известным под кличкой Антиквар? и специализировался на работе с Петербургским морским портом.

Вторая фирма называлась малое государственное предприятие «Защита». Ее основателями был квартет, состоящий из Александра Качалова, одного из руководителей ассоциации «Интурист», Евгения Ратковского, заместителя начальника ГУВД, Александра Снеткова, начальника специального подразделения «Резерв», входящего в состав ОМОНа и специалиста отдела по борьбе с хищением социалистической собственности Игоря Минакова. Через два года «Защита» была реорганизована из малого государственного предприятия в ассоциацию. Впоследствии Александр Качалов становится президентом «Интер-отеля Петроград», а Евгений Ратковский перейдет работать в «Инкомбанк» и будет руководить службой безопасности Северо-Запада. Таким образом, на протяжении нескольких лет «Защита», являющаяся наиболее мощной негосударственной охранной структурой, ассоциировалась с Александром Снетковым и Игорем Минаковым.

Начиная с конца восьмидесятых, в Питере работал кооператив с рыбным названием «СОМ». Несмотря, на свое название, кооператив не имел никакого отношения к лову рыбы или производству рыболовного снаряжения. Сферой деятельности кооператива была охрана. А название своё он получил по первым буквам фамилий основателей – Александра Снеткова, Юрия Осипова и Игоря Минакова. Позднее Осипов возглавил администрацию Приморского района. Таким образом, кооператив СОМ вполне можно считать предшественником Ассоциации «Защита». Да и фирменный, известный по всему Питеру логотип Защиты - это творение Александра Снеткова, учившегося в своё время в художественной школе.

Третьей фирмой, оформленной под видом частного сыскного агентства, была организация, носившая иностранное имя «Алекс». Её учредили бывшие офицеры МВД, работавшие в уголовном розыске и решившие сменить госслужбу на вольные хлеба частных детективов. Их начинание имело все шансы на успех, учитывая и тот факт, что один из основателей, Михаил Локтионов, имел так же опыт работы в спецподразделении разведки МВД.

Первое в Росси частное детективное агентство расположилось в помещении опорного пункта милиции на Седьмой Советской улице. Название агентству пришло из легендарных «17 мгновений весны», а именно из начала шифровок: «Юстас – Алексу…». Так, агентство было названо «Алекс».

Известия о деятельности в Питере частных детективов дошли до столицы. Вскоре из Москвы для изучения ситуации в срочном порядке прибыли специалисты. Быстро убедившись в перспективности данного бизнеса, ведь предоставляемые услуги были по карману любому, а, самое главное, в отсутствии конкуренции, в Москве, спешно была зарегистрирована торговая марка «Алекс». Для неё были разработаны символика, служебные удостоверения и прочие сопутствующие атрибуты. После чего руководители «Алекса» были уведомлены о том, что их использование данного названия является незаконным. После чего кооператив угас.

После неудачи с «Алексом» Михаилом Локтионовым была организована собственная сыскная фирма под названием «Кредо». Именно к «Кредо» обратились столичные сыщики с предложением примкнуть под видом регионального филиала к только что созданной Ассоциации детективных служб Советского Союза «Алекс». Вероятно, это была единственная возможность для москвичей сохранить свои позиции в Питере. Вот таким образом Москва стала родиной всех российских частных детективных агентств. По всему союзу открывались филиалы «Алекса», руководители которых, помимо верительных документов и контактных телефонов, получали фирменные именные красные жетоны для себя и синие - для подчинённых. Свой красный жетон получил и Михаил Локтионов. Всего через несколько месяцев в питерском филиале работал десяток профессионалов, решившихся сменить офицерские погоны на жетон частного детектива. Предъявления жетона хватало, что бы ввергнуть в панику чиновника, а сотрудники ГАИ чуть ли не отдавали честь. Купленное детективами чудо техники – портативный автоматический определитель номера, даже передавали по старой памяти на пару дней в Московское РУВД.

Неудивительно, что детективное агентство «Алекс» стало мишенью для нападок начинающего обличителя Александра Невзорова. В его передаче «десятиминутка ненависти» деятельность сыщиков не вязалась с изменениями в государстве. Упор делался на чужие для советских людей атрибуты частных детективов – именной жетон, оплачиваемые услуги, а не по чувству долга, диктофон. Но эффект от таких сюжетов получился прямо противоположный: частные детективы Михаила Локтионова приобрели дополнительную популярность. А сыскная фирма «Кредо» ещё долго успешно работала в Питере как единственное частное сыскное предприятие, но уже независимо от «Алекса». Это произошло вследствие того, что москвичами, помимо филиала Ассоциации детективных служб СССР, было открыто и подразделение напрямую им подконтрольное. Естественно возникла путаница, и Михаилом Локтионовым было принято решение о прекращении работы под одним логотипом. Таким образом, на питерском рынке свою деятельность продолжило только агентство «Кредо».

В 1990 году комитетом комсомола при ленинградском управлении Комитета государственной безопасности было создано самое секретное силовое предприятие под далёким от частного сыска названием «Центр творческих инициатив молодёжи». Создал ЦТИМ сотрудник КГБ Юрий Федотов, видевший, как в массовом порядке уходит из органов сержантский состав. Эта полукоммерческая организация работала под крылом КГБ и давала возможность вольнонаёмным, сержантам и прапорщикам получить легальный заработок. По словам Юрия Федотова первым объектом охраны стала расположенная на Каменном острове резиденция правительства. Позднее, в связи с прекращением деятельности комсомола ЦТИМ закрывается, а Юрий Федотов станет генеральным директором в солидном охранном предприятии «Стаф». В конце 1991 года, с одобрения КГБ, правопреемником Центра творческих инициатив молодёжи становится Малое предприятие «Фавн». Через три года «Фавн» разделится на две независимых охранных фирмы. Одна из них будет названа «Старк» и войдёт в группу «Стаф Альянс». Вторая же будет заниматься вопросами комплексного обеспечения безопасности концерна ИСТ, владеющего крупными судостроительными заводами и золотоносными приисками.

В те же годы в Ленинграде появляется ещё несколько заметных частных и общественных организаций, специализирующихся на предоставлении охранных услуг. Основой этих организаций, вопреки сложившемуся стереотипу, были не спортсмены, а участники афганской войны и военнослужащие запаса. Именно в этих людях различные коммерческие организации видели специалистов, способных на основании своего боевого опыта надёжно защитить интересы клиентов. С точки зрения обывателя дать отпор криминалитету могли ветераны, имеющие опыт боевых действий и подготовленные выпускники различных военно-патриотических клубов. Так, например, в 1990 году воспитанники клуба «Декабрист» тренировались в рукопашном бое в регулярных драках с братками на Сенной площади. Многочисленные рыночные торговцы, которых обкладывали данью различные криминальные структуры, с готовностью платили афганцам, способным быстро собрать для защиты своих молодняк из числа своих воспитанников военно-патриотических клубов. Иногда доходило до смешного – когда, катающийся на «Запорожце» одноногий инвалид, защищал интересы коммерческой структуры на стрелке с накачанным братком в спортивном костюме. За инвалидками на колёсах стояло многочисленное движение афганцев, готовых сражаться с любым вставшим на пути. С уважением относились к ветеранам афганской войны и сотрудники МВД, многие из которых тоже понюхали порох или же просто видели в них образец для подражания. В общем, милиция одинаково недолюбливали и новоявленных коммерсантов и братву, а с ветеранами старалась находить мирное решение вопроса.

Именно афганцам мы обязаны широким распространением среди охранных предприятий пятнистого камуфляжа. В такой экипировке даже инвалид выглядел спецназовцем. Сделав соответствующие выводы криминальные структуры стали активно переманивать ветеранов локальных войн в свои ряды, что, в масштабах страны, было просчитано компетентными органами МВД. В начале зимы 1991 года президентом СССР Михаилом Горбачёвым был получен соответствующий документ. Председатель КГБ Владимир Крючков и министр внутренних дел Владимир Пуго сообщали президенту о крайней необходимости проведения регулирования на законодательном уровне деятельности частных охранных и сыскных организаций. Это было связано как со стремительным ростом количества таких фирм(их уже насчитывалось порядка двухсот), а также с количеством привлечённого персонала (порядка 20 тысяч), так и с тем, что на работу в них принимались, в основном, бывшие военнослужащие и специалисты МВД и КГБ, нередко уволенные из органов за различные прегрешения. Вместе с тем отмечалась социально полезная работа выполняемая частными охранными фирмами, заключающаяся в охране различных объектов, физическая безопасность и защита имущества граждан, подержание общественного порядка. Но, в связи с отсутствием законодательной базы, регулирующей деятельность частных охранных фирм, их действия зачастую производятся на грани закона, имеют место также факты вмешательства в область компетенции государственных структур, нарушение личных интересов и прав граждан.

Основными выводами авторов этого обращения, которые в том же 1991 году решаться на вооружённый захват власти в стране, были следующие:

1. В связи со специфическим характером работы частных охранных и сыскных фирм, помимо их регистрации на уровнях местных советов необходимо ввести обязательное государственное лицензирование.

2. Поручить Министерству юстиции, Прокуратуре, Министерству внутренних дел и Комитету государственной безопасности разработать и внести на рассмотрение Верховным Советом проекта закона, предусматривающего порядок регистрации и работы частных охранных и сыскных фирм, механизм их взаимодействия с правоохранительными органами, порядок осуществления государственного контроля.

К сожалению, реакция Михаила Горбачёва на данное обращение неизвестна, так как свою политическую власть он потерял намного раньше.

Правильным ответом на вопрос о дате появления в Питере охранного бизнеса, скорее всего, будет дата 20 августа 1991-го года. Именно в этот день, в связи с отсутствием альтернативы, представители власти в первый раз обратились за помощью к частным охранным структурам. Ведь единственным защитником Ленсовета оказалось подразделение ОМОНа, вооружённое несколькими автоматами и ПээМами. В этот момент, согласно приказу ГКЧП, из Гатчины на Ленинград уже начала выдвижение армейская колонна бронетехники, поэтому необходимо было срочно организовать оборону Мариинского дворца и Исакиевской площади, перекрывать въезды в город. В этом могли помочь только люди, имеющие реальный боевой опыт и способные, в случае необходимости, дать отпор армейским подразделениям.

В ночь на 20-е августа возле Мариинского дворца стали собираться молодые ветераны-афганцы – это была инициатива Владимира Снегирева. Была установлена особая договоренность с милицией: пройти в Ленсовет можно было, имея всего лишь одну особую деталь афганца, например, тельняшку и назвав секретный пароль, звучавший банально - «афганцы ”.

Городское руководство признало необходимость организации пикетирования улиц, расположенных по соседству с Мариинским дворцом, и высказало свою признательность афганцам за оказанную помощь. Такая помощь была существенной: бывшие войны обеспечили персональную безопасность городского руководства, проводили конструктивные переговоры с руководством городских районов, учувствовали в охране радиостанции «Открытый город», а также проводили встречи с руководством Гарболовской десантно-штурмовой бригады.

В защите Ленсовета всего было задействовано почти 250 человек бывших афганцев. Помимо них Мариинский дворец защищали и бывший представитель отважной морской пехоты Виталий Демченко, и Александр Снетков, приведший с собой на защиту двух омоновцев, вооруженных автоматами и многие другие личности, которые впоследствии стали лидерами приватного охранного бизнеса северной столицы России.

Помощь представителей негосударственных силовых структур понадобилась и несколько позже – в 1991 году. Поддержка силовиков понадобилась будущему первому президенту нашей страны, Борису Ельцину, для эффективной обороны Белого дома.

Борис Маркаров, руководитель известной ассоциации «Алекс», достойно награжденный двумя орденами Красной Звезды за боевые успехи в Афганистане, был одним из тех, кто защищал Белый дом в те дни.

Следует отметить, что его компания «Алекс» напрямую подчинялась столичным начальникам. Однако впоследствии ситуация изменилась: Борис Макаров решил разорвать с «начальниками из столицы» по причине их жадности в отношении деления дохода компании. Организация «Алекс» приобрела новую эмблему, прошла процедуру регистрации и стала полноправным носителем своего названия на северо-западе нашей страны.

Мало кого удивит тот факт, что списки лиц, принимавших участие защите Ленсовета, которые должны были бы награждены медалью «Защитник свободной России», были безвозвратно утеряны. Спустя полгода был издан государственный закон, четко определивший правовой статус частных детективов и охранных компаний.

Однако не все представители власти были полностью согласны с его положениями. Так, осенью 1991-го год Вячеслав Щербаков, бывший мэр Санкт-Петербурга, издал распоряжение № 622, в котором он попытался запретить на территории города деятельность частных сыщиков и охранных фирм. Городская прокуратура адекватно среагировала на данное распоряжение и признала его противоречащим требованиям действующим нормативным актам. Ее основным аргументом был тот факт, что частный сыск и охрана принадлежат к частному бизнесу, а не входят в перечень государственных видов деятельности. При этом если правоохранительные органы имеют никаких претензий по отношению к таким фирмам, их деятельность является вполне законной.

Тем не менее понимание властей преимуществ от сотрудничества с негосударственным сыском пришло намного лет позже. Только летом 2004 года Валентина Матвиенко, занимающая должность губернатор Санкт-Петербурга, потребовала у правительства привлечения дополнительных сил в лице общественных формирований правоохранительной направленности для наведения порядка на Невском проспекте и прекращения фактов нападения на иностранцев. Иными словами требование губернатора заключалось в доверении обеспечения общественного правопорядка представителям приватных охранных фирм.

Таким образом, почти долгих 13 лет потребовалось властям Петербурга, чтобы увидеть в лице частных детективов и охранных компаний не бандитов, а надежных помощников.
Автор: https://detective-agency.su/articles/is ... ka-v-sssr/



Ответить
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Частный сыск в России»