Решения судов о компенсации вреда, нанесенного неправомерными действиями охранника. Задержание, досмотр.

Задаем и отвечаем на любые вопросы связанные с охраной и безопасностью.
Аватара пользователя
bhikl
Сообщения: 1
Зарегистрирован: 12 мар 2018, 13:50

Решения судов о компенсации вреда, нанесенного неправомерными действиями охранника. Задержание, досмотр.

Непрочитанное сообщение bhikl » 12 мар 2018, 14:25

Устиновский районный суд г. Ижевска (Удмуртская Республика) Дело № 2-2523/2014
РЕШЕНИЕ
Устиновский районный суд г. Ижевска Удмуртской Республики в составе председательствующего – судьи К.Ю. Малкова, с участием: …………….
УСТАНОВИЛ:
По утверждению истца частный охранник ООО ЧОО «Восток-Легион» Окунев А.А. совершил в отношении него неправомерные действия, заключающиеся в том, что на проходной <данные изъяты> при наличии четко выраженных возражений со стороны истца произвел самоуправный личный обыск носильных и личных вещей, а также документов истца. В обоснование противоправных действий Окунев А.А. сослался якобы на существующую инструкцию, позволяющую ему производить личный обыск, осмотр (досмотр) лиц и их личных документов (вещей), проходящих через его пост. При этом частным охранником были полностью нарушены положения действующего законодательства, регулирующего деятельность частного охранного предприятия. А именно совершение досмотров, обысков, осмотров личных и носильных вещей, документов, тела частные охранные организации, частные охранники производить не вправе. Единственное полномочие у частного охранника в отношении лица, совершившего противоправное деяние, установленное законом, это право задержания данного лица на месте правонарушения и его передача в орган внутренних дел (полицию). Самостоятельное осуществление частным охранником досмотров, осмотров, обысков правонарушителя, его вещей, тела и документов не предусмотрено действующим законодательством. Указанными действиями частного охранника причинен ущерб принадлежащему истцу в силу рождения нематериальному благу, а именно, достоинству личности.
Кроме этого, было грубо нарушено принадлежащее истцу неимущественное право на личную неприкосновенность, установленное ч.1 ст.22 Конституции РФ, что причинило серьезные нравственные страдания, заключающиеся в претерпевании истцом обиды за несправедливое и незаконное обращение с истцом и его правами свободного человека и гражданина, разочарования от обещания частным охранником подачи жалобы и его немедленного увольнения с работы, чувства утраты от потери работы (так как он был сразу же <данные изъяты> отстранен от работы и ДД.ММ.ГГГГ фактически уволен), было умалено психическое благополучие его личности, так как он испытывал негативные эмоции и стресс от подобного обращения. Кроме того, в момент совершения частным охранником противоправных действий он находился в болезненном состоянии с повышенной температурой. Кроме того, частный охранник в грубой форме угрожал ему увольнением и отстранением от работы этим же днем, также он пытался отобрать выданный не им пропуск. Истец указывает, что обладает следующими индивидуальными особенностями, которые повысили степень его страданий: повышенная чувствительность к несправедливости и нарушениям действующего законодательства. По мнению истца, причиненный ему моральный вред будет компенсирован в случае выплаты ему ответчиком денежной суммы в размере <данные изъяты….

На основании установленных обстоятельств суд приходит к следующим выводам.

...Положение о пропускном и внутриобъектовом режиме предоставляет охранникам право с целью предупреждения хищения материальных ценностей с согласия лица проводить осмотр личных вещей лиц, проходящих через КПП предприятия. При отказе лица, проходящего через КПП, от предоставления для осмотра личных вещей охранник обязан произвести задержание данного лица с незамедлительным вызовом сотрудников правоохранительных органов (пункт 3.21.1. Положения).
Частным охранником ООО ЧОО «Восток-Легион» Окуневым А.А. при следовании истца Дерябина А.Г. через проходную было предложено последнему предъявить к осмотру содержимое находившейся при нем сумки. Истец Дерябин А.Г. предъявил к осмотру содержимое своей сумки путем её открытия. При этом частный охранник Окунев А.А. не прикасался к сумке истца, осуществив визуальный осмотр её содержимого. После чего Дерябин А.Г. проследовал через проходную за пределы территории предприятия.
Данные обстоятельства с достоверностью подтверждаются представленной стороной ответчика видео и аудио записью.
На граждан, осуществляющих частную детективную и охранную деятельность, действие законов, закрепляющих правовой статус работников правоохранительных органов, не распространяется.
В соответствии со ст.12 Закона лицо, совершившее противоправное посягательство на охраняемое имущество, может быть задержано охранником на месте правонарушения и должно быть незамедлительно передано в орган внутренних дел (полицию).
Согласно ст.12.1 Закона в соответствии с договором на оказание охранных услуг, заключенным охранной организацией с клиентом или заказчиком, частные охранники при обеспечении внутриобъектового и пропускного режимов в пределах объекта охраны, а также при транспортировке охраняемых грузов, денежных средств и иного имущества, в том числе, имеют право: требовать от персонала и посетителей объектов охраны соблюдения внутриобъектового и пропускного режимов. Правила соблюдения внутриобъектового и пропускного режимов, устанавливаемые клиентом или заказчиком, не должны противоречить законодательству Российской Федерации; 2) осуществлять допуск лиц на объекты охраны, на которых установлен пропускной режим, при предъявлении ими документов, дающих право на вход (выход) лиц, въезд (выезд) транспортных средств, внос (вынос), ввоз (вывоз) имущества на объекты охраны (с объектов охраны);
3) производить в пределах, установленных законодательством Российской Федерации, на объектах охраны, на которых установлен пропускной режим, осмотр въезжающих на объекты охраны (выезжающих с объектов охраны) транспортных средств, за исключением транспортных средств оперативных служб государственных военизированных организаций, в случае возникновения подозрения, что указанные транспортные средства используются в противоправных целях, а также осмотр вносимого на объекты охраны (выносимого с объектов охраны) имущества. Осмотр указанных транспортных средств и имущества должен производиться в присутствии водителей указанных транспортных средств и лиц, сопровождающих указанные транспортные средства и имущество.
Понятие личного досмотра, личного обыска раскрыто в действующем законодательстве.
В соответствии с ч.1 ст. 182 УПК РФ основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.
Согласно ч.1 ст.184 УПК РФ при наличии оснований и в порядке, которые предусмотрены частями первой и третьей статьи 182 УПК РФ, производится личный обыск подозреваемого, обвиняемого в целях обнаружения и изъятия предметов и документов, могущих иметь значение для уголовного дела.
Личный обыск может быть произведен без соответствующего постановления при задержании лица или заключении его под стражу, а также при наличии достаточных оснований полагать, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, в котором производится обыск, скрывает при себе предметы или документы, которые могут иметь значение для уголовного дела (ч.2 ст.184 УПК РФ).
Таким образом, из смысла уголовно-процессуального законодательства следует, что личный обыск – это урегулированное уголовно-процессуальным правом, обеспеченное государственным принуждением действие, заключающееся в непосредственном обследовании тела обыскиваемого, в том числе естественных отверстий человека, находящейся на нем одежды и при нем – ручной поклажи в целях нахождения и изъятия предметов, имеющих значение для уголовного дела, а также свидетельств их принадлежности конкретному лицу.

В соответствии с ч.1 ст. 27.7 КоАП РФ личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице, то есть обследование вещей, проводимое без нарушения их конструктивной целостности, осуществляются в случае необходимости в целях обнаружения орудий совершения либо предметов административного правонарушения.

Личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице, осуществляются должностными лицами, указанными в статьях 27.2, 27.3 КоАП РФ (ч.2 ст.27.7 КоАП РФ).
Таким образом, из смысла законодательства об административных правонарушениях следует, что личный досмотр – это юридическое действие, совершаемое в рамках административного производства, связанное с проникновением в личное пространство человека или на территорию его жилища.

В рассматриваемом же случае в отношении истца имел место осмотр его вещей (сумки), то есть визуальное изучение объекта без непосредственного обследования осматриваемой вещи.

Представленная стороной ответчика видеозапись полностью опровергает доводы истца о том, что Окуневым А.А. в отношении него был произведен личный обыск носильных и личных вещей, документов и его тела. Напротив, из представленной видеозаписи четко видно, что Окуневым А.А. произведен осмотр сумки Дерябина А.Г., при этом с согласия последнего. Истец самостоятельно, добровольно предъявляет свою сумку к осмотру. При этом, охранником истцу было разъяснено, что в случае отказа от предъявления содержимого сумки к осмотру он вправе вызвать сотрудников полиции, которые наделены полномочиями в принудительном порядке осуществить уже личный досмотр.
Данные действия частного охранника Окунева А.А. полностью согласуются с его правомочиями, закрепленными в абз.4 (пункт 3) ст.12.1 Закона «О частной детективной и охранной деятельности в РФ», а также с его правомочиями, закрепленными в Положении о пропускном и внутриобъектовом режиме <данные изъяты>, содержание которого не противоречит указанной норме закона.
Кроме того, доводы истца о том, что частным охранником Окуневым А.А. противоправные действия в отношении него были продолжены за пределами проходной, то есть за территорией предприятия, своего подтверждения в ходе рассмотрения дела не нашли, доказательств этому стороной истца не представлено. В ответ на ходатайство истца об истребовании у ответчика видеозаписи с камер видеонаблюдения, установленных с внешней стороны проходной, стороной ответчика указано об отсутствии таковых с внешней стороны проходной. Доказательств обратного стороной истца не представлено.


Доводы истца о незаконной проверке его паспорта частным охранником Окуневым А.А. также подлежат отклонению по следующим основаниям.
Как установлено из представленной видеозаписи истцом Дерябиным А.Г. также добровольно при следовании через проходную предъявлен частному охраннику на обозрение паспорт вместе с пропуском.
Правомочия частного охранника по идентификации личности лица, следующего через КПП, также следуют из смысла положений статьи 12.1 Закона "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации", согласно которому право осуществлять допуск физических лиц на объекты охраны, на которых установлен пропускной режим, предполагает ознакомление частного охранника с документами, указанными в п. 2 ч. 1 ст. 12.1 Закона, и идентификацию личности предъявителя документов. Если документы соответствуют установленным требованиям и предъявлены надлежащим лицом, то частный охранник обязан разрешить предъявителю документов осуществлять право на вход (выход) лиц, въезд (выезд) транспортных средств, внос (вынос), ввоз (вывоз) имущества на объекты охраны (с объектов охраны). Если документы не соответствуют установленным требованиям или предъявлены ненадлежащим лицом, то охранник обязан совершить действия, предусмотренные его должностной инструкцией.
Так, из п. 2.1.3 Положения о пропускном и внутриобъектовом режиме следует, что, лица сторонних организаций, временно работающие на предприятии по договорам, допускаются по личным временным пропускам «вкладыш» и документам, удостоверяющим личность (паспорт, военный билет, удостоверение личности офицера, паспорт моряка и водительское удостоверение).
В материале проверки КУСП № от ДД.ММ.ГГГГ (л.д.4) имеется копия временного пропуска истца Дерябина А.Г. (вкладыш к удостоверению личности). Из содержания пропуска следует, что он дйствителен при предъявлении удостоверения личности.
В данном случае указанный пропуск содержит только указание на фамилию, имя и отчество истца, и не содержит фотографию с изображением предъявителя пропуска.

В этой связи, суд считает, что установленное в п.21.3 Положения правило, а также указание в пропуске на действительность данного документа при предъявлении документа, удостоверяющего личность, не противоречит общему смыслу законодательства о частной детективной и охранной деятельности, поскольку идентификация личности лица входящего (выходящего) на (с) территорию предприятия, где существует пропускной режим, является неотъемлемой процедурой, направленной на соблюдение данного пропускного режима, исключения возможности бесконтрольного входа (выхода) лиц, въезда (выезда) транспортных средств, вноса (выноса), ввоза (вывоза) товарно-материальных ценностей на охраняемые объекты и с охраняемых объектов.

Таким образом, фактов неправомерных действий сотрудника ответчика Окунева А.А. в отношении истца в судебном заседании из представленных в материалах дела письменных доказательств, объяснений сторон и третьих лиц, судом не установлено.
Из представленных в материалах дела письменных доказательств, объяснений сторон и третьих лиц, судом не установлено факта применения сотрудником ответчика Окуневым А.А. физической силы, насилия, специальных средств в отношении истца.
Напротив, судом установлено, что истец по предложению сотрудника ответчика Окунева А.А. добровольно предъявил к осмотру свою сумку, предъявил на обозрение пропуск и паспорт.
Из исследованных судом доказательств установлено, что в процессе общения истца с Окуневым А.А. истец свободы не лишался, задержание, иные меры принуждения, физического и психического насилия к нему сотрудником ответчика не применялись.
Доказательств того, что сотрудником ответчика Окуневым А.А. предпринимались попытки принудительного досмотра личных вещей, документов истца суду не представлено.
Таким образом доводы истца, указанные в исковом заявлении, а также в дополнительных письменных пояснениях не нашли своего подтверждения в ходе рассмотрения дела, противоправности действий сотрудника ответчика Окунева А.А. в отношении истца в судебном заседании не установлено.
На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194 - 199, 320 ГПК РФ, суд
РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований Дерябина А.Г к Обществу с ограниченной ответственностью Частная охранная организация «Восток-Легион» о компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов – отказать в полном объеме.




2.
Дело № 2-722-10
РЕШЕНИЕ
Мысковский городской суд Кемеровской области в составе :…………
УСТАНОВИЛ :
В судебном заседании представитель истица пояснил, что ДД.ММ.ГГГГ в 17 часов 30 минут истица зашла за покупками в магазин №, расположенный в <адрес>. После совершения покупок и оплаты их стоимости в кассе магазина истица переложила купленные продукты в сумку и пошла к выходу из магазина, однако была остановлена администратором магазина, который предложил истице показать содержимое находящейся при ней дамской сумочки, объяснив это тем, что в её сумке находятся не оплаченные ею товары. Истица сочла требование администратора незаконным и отказалась подчиниться его требованию – произвести обыск её сумки. Однако администратор удерживал истицу и настаивал на проверке её сумки. Тогда истица сказала, чтобы вызвали сотрудников милиции, администратор согласился и сопроводил её в подсобное помещение, куда вскоре прибыли двое мужчин в форменном обмундировании, которые на вопрос истицы Тябутовой Е.И., из милиции ли они, ответили утвердительно. После этого прибывшие в магазин сотрудники ООО "Ч" (об этом истица узнала позже) в присутствии администратора, задержавшего её, и других представителей магазина № произвели досмотр её сумки, но не оплаченных товаров в ней не оказалось. Истица настаивала на составлении какого-либо письменного документа о том, что у неё ничего запрещенного не обнаружили, и тогда был составлен акт по результатам досмотра, который подписали сотрудники магазина и охранной фирмы. После этого истице разрешили уйти.
Он считает, что действиями сотрудников магазина №, входящего в ООО "Р" и действиями сотрудников ООО "Ч" истице Тябутовой Е.И. был причинен моральный вред, она перенесла значительные нравственные и физические страдания от того, что её подозревали в краже, не выпускали из помещения магазина, чем ограничили свободу передвижения, незаконно подвергли унизительной процедуре – досмотру её сумки, в которой находились её личные вещи, чем умалили её честь и достоинство, в результате этого она весь вечер и всю ночь плакала, ухудшилось её самочувствие. Действия сотрудников ответчиков были усугублены тем, что события в магазине происходили в вечерний час пик, в магазине было много людей, в числе которых могли оказаться знакомые истицы, у всех на виду её около 50 метров через торговый зал вели в подсобное помещение. Поэтому он поддержал иск и просил суд взыскать в пользу истицы Тябутовой Е.И. с ответчиков, сотрудниками которых были совершены незаконные действия в отношении истицы, денежную компенсацию морального вреда в сумме <данные изъяты> рублей в равных долях – по <данные изъяты> рублей с каждого ответчика. Кроме того, просил взыскать с ответчиков понесенные истицей по делу судебные расходы – <данные изъяты> рублей за оформление доверенности на представителя, <данные изъяты> рублей за услуги представителя, а также транспортные расходы в сумме <данные изъяты> рублей по проезду в Мысковский городской суд из г. Междуреченска.

Представитель ответчика ООО "Ч" Смирнова Н.В., исковые требования не признала и пояснила, что сотрудники их охранного предприятия не совершали никаких действий, нарушающих права и свободы истицы Тябутовой Е.И., и не причиняли ей морального вреда. Между их охранным предприятием и ООО "Р" заключен договор, по которому "Ч" приняло под охрану объекты ООО "Р" в том числе и магазин №. ДД.ММ.ГГГГ в вечернее время на пульт "Ч" поступил сигнал тревоги из магазина №, по которому в магазин выехала группа быстрого реагирования в составе трёх человек. Никаких действий по задержанию истицы Тябутовой Е.И., её обыску или досмотру, их сотрудники не совершали. По прибытии их сотрудников на место работники магазина сообщили им о своих подозрениях в отношении истицы, что у той в сумке могут находится не оплаченные товары, истица сама, добровольно, в присутствии их сотрудников предъявила к осмотру содержимое сумки. Поскольку оснований для вмешательства в происходящее у сотрудников "Ч" не было, они собрались возвращаться на место несения службы, однако истица Тябутова Е.И. настояла, чтобы факт отсутствия у неё в сумке не оплаченных товаров был засвидетельствован документально. По её просьбе сотрудники магазина № составили акт, который подписал охранник ФИО1 Поскольку сотрудники "Ч" не совершали действий, которыми истице мог быть причинен моральный вред, то она считает, что ООО "Ч" является ненадлежащим ответчиком по делу и просит в иске отказать.



Выслушав пояснения участвующих в деле лиц и исследовав письменные доказательства, суд приходит к следующему.


...Пункт 34 письма Роскомторга от 17.03.1994 года № 1-314/32-9 «О примерных правилах работы предприятия розничной торговли и основных требованиях к работе мелкорозничной торговой сети» предусматривает, что работники предприятия самообслуживания не должны требовать от покупателей при входе в торговый зал предприятия предъявления приобретенных в других предприятиях товаров, а при выходе не должны проверять правильность оплаты покупки и осматривать личные вещи.

Статья 12 Закона РФ от 11 марта 1992 года № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», помимо прочего, предусматривает, что на охранную деятельность распространяются ограничения, установленные статьёй 7 настоящего Закона. Охранникам запрещается использовать методы сыска.
Лицо, совершившее противоправное посягательство на охраняемое имущество, может быть задержано охранником на месте правонарушения и должно быть незамедлительно передано в орган внутренних дел.
Статья 7 данного Закона РФ запрещает частным детективам выдавать себя за сотрудников правоохранительных органов, прибегать к действиям, посягающим на права и свободы граждан, а также совершать действия, ставящие под угрозу жизнь, здоровье, честь, достоинство и имущество граждан.

Личный досмотр и досмотр вещей, находящихся при физическом лице, предусмотрены ст. 27.1 КоАП РФ в качестве мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении. Указанные меры могут быть применены уполномоченным лицом в пределах своих полномочий лишь в целях пресечения административного правонарушения, установления личности нарушителя и др.
В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.




Анализируя представленные участниками по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что исковые требования Тябутовой Е.И. в целом являются обоснованными, но подлежащими частичному удовлетворению.

Так,около 18 часов ДД.ММ.ГГГГ в помещении магазина № ООО "Р" расположенного в <адрес>, истец после оплаты произведенных ею покупок была задержана администратором этого магазина и доставлена в подсобное помещение магазина, куда прибыли по вызову сотрудники ООО "Ч" в присутствии и при участии которых был незаконно произведен досмотр находящейся при ней сумки с её личными вещами.
В материалах дела имеется акт без даты его составления, согласно которому посетителю магазина "М" , гражданке Тябутовой Е.И, было предложено подтвердить факт покупки товара, находящегося в её сумке. Досмотр был произведен в присутствии экипажа ГБР "Ч" и администратора. Акт подписан ФИО2, ФИО3, ФИО1 (охранником ООО "Ч" и ФИО4 (администратором магазина №).
В материалах дела имеется копия рапорта (л.д.17), из содержания которого следует, что ДД.ММ.ГГГГ в 18 часов 02 минуты поступил сигнал тревоги (КТВ) с объекта "М". Оперативная группа в составе трёх человек – ФИО1, ФИО5 и ФИО6 – на автомобиле ГБР, гос. номер <данные изъяты>, прибыла по тревоге в 18 часов 09 минут.
В присутствии ГБР была досмотрена женщина на предмет не оплаченного товара, такового не оказалось.
В материалах дела имеется копия докладной охранника ФИО1 на имя руководителя ООО "Ч" от ДД.ММ.ГГГГ, из которой следует, что ДД.ММ.ГГГГ с охраняемого объекта "М" расположенного по <адрес>, поступил сигнал вызова. Он с членами экипажа – водителем-охранником ФИО5 и охранником ФИО6 – прибыли на объект, где выяснилось, что у администратора есть подозрение о том, что у женщины находится неоплаченный товар. Женщина отказывалась предъявить администратору чек и товар для сверки. Охрану вызвали, так как женщина вела себя агрессивно, махала руками и кричала. Затем женщина потребовала вызвать сотрудников милиции и успокоилась. Через пять минут она добровольно предъявила чек и товар для сверки администратору ФИО4 В это время он и другие охранники находились на расстоянии от женщины. Товар женщина выкладывала сама, сверку делала администратор. После сверки перед женщиной извинились. Она попросила составить акт о том, что у неё не оказалось не оплаченного товара. Акт составлялся сотрудником магазина, а он его подписал как свидетель того, что у администрации магазина претензий нет.
Суд считает доказанными факты задержания истицы Тябутовой Е.И. ДД.ММ.ГГГГ сотрудниками ООО "Р" в состав которого входит магазин №, расположенный в <адрес>, препровождения её в подсобное помещение, где после приезда сотрудников ООО "Ч" в их присутствии и при их участии был произведен незаконный досмотр личных вещей истицы Тябутовой Е.И.
Указанные обстоятельства подтверждаются пояснениями самой истицы Тябутовой Е.И., актом, в котором буквально указано о том, что «досмотр был произведен», а также рапортом охранника ФИО1, в котором буквально указано о том, что «была досмотрена женщина».
Доводы представителей ООО "Ч" в судебном заседании и доводы, изложенные в докладной охранника ФИО1 о том, что охранники не принимали участия в производстве досмотра вещей истицы Тябутовой Е.И., а лишь присутствовали при этом, судом во внимание не принимаются и расцениваются как попытка избежать гражданско-правовой ответственности за нарушение законных прав и свобод истицы, поскольку докладная охранника ФИО1 составлена ДД.ММ.ГГГГ (л.д.18), то есть после обращения истицы Тябутовой Е.И. в суд ДД.ММ.ГГГГ (л.д.4), в то время как рапорт охранника ФИО1 был составлен сразу после возвращения ГБР на место дислокации ДД.ММ.ГГГГ и изложенные в нём сведения свидетельствуют именно о произведенном досмотре истицы.
Поскольку доводы представителей ответчика и содержание докладной охранника ФИО1 о непричастности сотрудников ООО "Ч" к производству досмотра вещей, находящихся при физическом лице – истице Тябутовой Е.И., опровергаются объективными письменными доказательствами – актом и рапортом (л.д.5, 17), то суд считает доказанным факт нарушения сотрудниками ООО "Ч" конституционного права истицы на личную неприкосновенность, так как сотрудники ответчика своими действиями, не предусмотренными их полномочиями, должностной инструкцией и договором об оказании охранных услуг, произвели досмотр личных вещей истицы Тябутовой Е.И. без законных оснований.
Судом установлено, что со стороны администратора магазина № ФИО4 также были произведены действия, не входящие в его компетенцию и посягающие на неприкосновенность истицы, поскольку фактически имело место задержание истицы Тябутовой Е.И., она на протяжении какого-то времени была ограничена в свободе передвижения, её провели в подсобное помещение, требовали предъявить для осмотра личные вещи, находящиеся в сумке. В связи с правомерным отказом истицы от предъявления для досмотра своей сумки администратором магазина была вызвана охрана, по приезду которой был произведен досмотр вещей истицы.

Суд исходит из того, что личный досмотр и досмотр вещей, находящихся при физическом лице, является мерой обеспечения производства по делу об административном правонарушении. Поскольку Тябутова Е.И. не совершала административного правонарушения и не привлекалась к административной ответственности, то законных оснований для приятия обеспечительной меры в виде её досмотра или досмотра находящихся при ней вещей у сотрудников магазина и охраны не имелось.

Поскольку в судебном заседании установлено, что действиями лиц, состоящих в трудовых отношениях с ответчиками и находящихся при исполнении трудовых и служебных обязанностей, нарушены конституционные права истицы Тябутовой Е.И., то её исковые требования о взыскании с ответчиков денежной компенсации морального вреда являются законными и обоснованными.
Суд находит заслуживающими внимания доводы истицы Тябутовой Е.И. о том, что она перенесла значительные нравственные страдания в связи с тем, что незаконно была подвергнута унизительной процедуре досмотра, в ходе которого была вынуждена предъявлять посторонним людям свои личные вещи, находящиеся в её сумке, сотрудники магазина вели её в подсобное помещение через торговый зал при большом количестве людей как преступницу, в связи с чем на них обращали внимание, она была вынуждена терять своё личное время, была ограничена в свободе передвижения, в связи с чем перенесла сильный стыд, унижение, стресс и переживания.
Поскольку личные неимущественные права истицы Тябутовой Е.И. (достоинство личности, честь и доброе имя) были нарушены сотрудниками магазина № и охраны, состоящими с ответчиками в трудовых отношениях, то ответчики должны возместить истице причиненный моральный вред в денежной форме.
[[/i]
Определяя размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с каждого из ответчиков, суд учитывает степень вины каждого ответчика и исходит из того, что нарушение личных неимущественных прав истицы Тябутовой Е.И. началось неправомерными действиями сотрудника ООО "Р" который незаконно потребовал от истицы предъявить для досмотра сумку, затем сопроводил её в подсобное помещение и вызвал сотрудников охраны, которые после прибытия в магазин приняли участие в досмотре вещей истицы.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд
РЕШИЛ :
Иск Тябутовой Е.И. к обществу с ограниченной ответственностью "Р" и обществу с ограниченной ответственностью "Ч" о компенсации морального вреда, нанесённого неправомерными действиями, удовлетворить частично:
- взыскать с ООО "Р" в пользу Тябутовой Е.И. денежную компенсацию морального вреда в сумме <данные изъяты> рублей ;
- взыскать с ООО "Ч" в пользу Тябутовой Е.И. денежную компенсацию морального вреда в сумме <данные изъяты> рублей;
- взыскать с ООО "Р" и с ООО "Ч" в пользу Тябутовой Е.И. в возмещение судебных расходов по <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек с каждого.




3
Дело №33- 25/2015 г.
А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е
Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:………………..
У С Т А Н О В И Л А :

03.08.2014 истец Пронько Н.Н. со своим несовершеннолетним сыном, находилась в гипермаркете «Лента», В магазине она приобрела товар, после оплаты которого на кассе, они с сыном направились в аптечный пункт, расположенный прямо напротив кассы. В это время к ней подошли сотрудники охраны магазина и препроводили в комнату для досмотра, где сотрудник охраны Исайкина Н.Н. потребовала от нее предъявления содержимого сумки, заявив, что будет сравнивать покупки по чеку с покупками, находящимися в тележке и в ее сумке, после этого истица была вынуждена открыть свою сумку и показать ее содержимое. Охранник забрала кассовый чек на товар, стала осматривать содержимое тележки с уже плаченными ее товарами. При этом сотрудник охраны Исайкина Н.Н. пояснила, что ее подозревают в краже какой-то вещи, какой точно – она не знает, по ее мнению эту вещь истица положила в сумку и не оплатила.
Сотрудник охраны продолжала удерживать истицу и ее сына в комнате досмотра – замкнутой комнате, без окон достаточно длительное время, чем вызвали страх и слезы ребенка.
После того, как истица стала вызывать сотрудников полиции со своего сотового телефона, к ним подошел один из сотрудников охраны, пояснил, что произошла ошибка и что они могут покинуть комнату досмотра.
Указанными действиями сотрудников охраны магазина истице и ее сыну был причинен моральный вред, который должен быть компенсирован ответчиками.
Пронько Н.Н. просила взыскать с ответчиков в счет компенсации морального вреда: в своих интересах - *** руб., в интересах несовершеннолетнего сына - *** руб.
Рассмотрев заявленные требования, суд постановил вышеприведенное решение.
В апелляционной жалобе Пронько Н не согласна с решением суда, просит его отменить и вынести новое решение об удовлетворении исковых требований. Полагает, что судом при вынесении решения дана неверная правовая оценка представленным доказательствам, вследствие чего не обоснован вывод суда об отсутствии достаточные доказательств, подтверждающих факт необоснованного задержания и досмотра истицы и ее вещей сотрудниками охраны магазина. При этом указано, что суд, излагая показания свидетеля исказил их, что привело к существенному искажению фактических обстоятельств дела. Считает незаконными и необоснованными выводы суда о том, что в отношении истицы и ее сына сотрудниками охраны не было произведено досмотра вещей. Более того, суд не применил нормы права, подлежащие применению, в частности положения закона РФ «О частной детективной и охранной деятельности».

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст.330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются в том числе и несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела.
Суд, в полной мере исследовав представленные доказательства – пояснения сторон, показания свидетеля П*** А.Н., видеозапись и т.д., дал им неправильную правовую оценку и как следствие пришел к необоснованному выводу о том, что действия сотрудников охраны ООО «ОП «Кордон-С» в отношении истицы и ее малолетнего сына являлись правомерными и соответственно отсутствовали основания для компенсации морального вреда. В связи с этим решение суда подлежит отмене.
Статьей 150 ГК РФ предусмотрено, что жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, прав на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.
Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (ст.12 ГК РФ) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.
Из материалов дела следует, что 03 августа 2014 года около 19.00 час. истица Пронько Н.Н. со своим малолетним сыном А***, *** года рождения, находилась в гипермаркете «Лента», расположенном по адресу г. Ульяновск п***, д.***. В магазине она приобрела, после оплаты которого на кассе, направилась в аптечный пункт, расположенный напротив. В этом время к ним подошли сотрудники охраны ООО «ОП «Кордон-С» и препроводили в комнату для досмотра, мотивируя это тем, что истица не оплатила какой-то товар. В указанном помещении по требованию сотрудника охраны Исайкиной Н.Н. истица предъявила для досмотра свою сумку, а также охранником была осмотрена тележка с приобретенным истицей товаром. В течении более 10 минут истица с ребенком не имели возможности беспрепятственно покинуть указанное помещение, поскольку Исайкина Н.Н. стояла в дверях комнаты, преграждая выход.
Данные обстоятельства полностью подтверждены исследованными судом доказательствами: видеозаписью, показаниями свидетеля П*** А.Н., а также пояснениями сторон, заключением служебной проверки, которые по мнению судебной коллегия должны быть оценены следующим образом.
Так, сторонами не оспаривается тот факт, что истица и ее малолетний сын после оплаты товаров на кассе были препровождены сотрудниками охраны ООО «ОП «Кордон-С» в комнату для досмотра.
Пояснения истицы в части того, что они с сыном вынуждены были подчиниться требованиям сотрудника охраны Исайкиной Н.Н., подтверждены данными видеозаписи с камеры наблюдения, согласно которым Исайкина Н.Н. завезла тележку с товаром в комнату досмотра.
Также о вынужденном нахождении истицы и ее ребенка в комнате досмотра свидетельствует и тот факт, что сотрудник охраны Исайкина Н.Н. встала в дверях указанного помещения, преграждая свободный выход из него.
Более того, о невозможности покинуть комнату досмотра свидетельствует и тот факт, что истице пришлось позвонить своему мужу, находящемуся в машине с младшим ребенком, пригласить его для разрешения сложившейся ситуации.
Из пояснений свидетеля П***., не доверять которым у судебной коллеги оснований не имеется, поскольку они подтверждены иными доказательствами по делу, следует, что когда он зашел к магазин, его жена с сыном находились внутри комнаты, в дверях которой стояла охранник Исайкина Н.Н. Со слов жены узнал, что охранники думают, что она что-то украла. Супруга сама вызвала полицию, после чего охранники извинились и ушли.

Личный досмотр гражданина, а также его вещей относится к компетенции сотрудника полиции. Сотрудники охраны гипермаркета не вправе производить такой досмотр.

Как следует из видеозаписи, сделанной видеокамерами ответчика, истица показала Исайкиной Н.Н. содержимое своей сумки, а также Исайкина Н.Н. осмотрела оплаченный истицей товар в тележке, сравнив его с наименованиями товара в чеке.

Как пояснила истица, сумку для досмотра она предъявила по требованию сотрудника охраны, поскольку последний утверждал, что в сумке находится неоплаченный товар, также товар, находящийся в тележке был осмотрен охранниками самовольно.

Данные пояснения ответчиком ничем не опровергнуты. Так, представленная ответчиком видеозапись, сделана без звука, соответственно это не опровергает пояснения истицы в части того, что она предъявила свои вещи для досмотра охраннику исключительно по его требованию.
Учитывая обстоятельства, при которых истица показала содержимое сумки охраннику, нахождение в закрытом помещении с малолетним ребенком и невозможность свободно выйти, поскольку охранник стояла в дверях, а также подозрение в краже товара, судебная коллегия находит установленным факт незаконного досмотра вещей истицы сотрудниками ООО «ОП «Кордон-С».
Как следует из заключения служебной проверки, основанием к задержанию истицы явилась видеозапись, согласно которой истица в торговом зале взяла с полки товар – тушь для глаз. Полагая что, товар не был возвращен на место, старший смены ОКР В*** Д. дал команду задержать истицу после оплаты товаров на кассе, что в последующем и было сделано.
Однако при замедленном просмотре видеозаписи видно, что Пронько Н.Н. посмотрев товар, вернула его обратно.
Таким образом, оценивая представленные доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу, что задержание истицы с малолетним сыном и последующий досмотр ее вещей, сотрудниками охраны был произведен незаконно и более того без каких бы то ни было объективных оснований. Тем самым работниками ООО «ОП «Кордон-С» были нарушены личные неимущественные права как истицы, так и ее малолетнего сына.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия
О П Р Е Д Е Л И Л А:
Решение Засвияжского районного суда города Ульяновска от 30 сентября 2014 года отменить.
Вынести по делу новое решение.
Исковые требования Пронько Н*** Н***, действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетнего П*** А*** А***, удовлетворить частично.
Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Охранное предприятие «Кордон-С» в пользу Пронько Н*** Н*** компенсацию морального вреда в размере *** руб.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Охранное предприятие «Кордон-С» в пользу Пронько Н*** Н***, действующей в интересах несовершеннолетнего П*** А*** А***, компенсацию морального вреда в размере *** руб.
Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Охранное предприятие «Кордон-С» в пользу Пронько Н*** Н*** судебные расходы по оплате гос.пошлины в размере *** руб.




4
Дело N 33-7948
МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУд
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе: ……………..
установила:
Д. обратилась в суд с иском к ООО ЧОП Легис-1 о взыскании ущерба вызванного неисполнением договора в размере 51 129 000 руб., компенсацию морального вреда в размере 1 млн. руб.

В обоснование требований указала, что заключила с ответчиком договор, предметом которого являлась организация и обеспечение охраны имущества истца на объекте расположенном по адресу: <...>. В соответствии с условиями договора, ответчик обязан контролировать установленный истцом порядок прохода лиц, а также внос и вынос товарно-материальных ценностей. По вине ООО ЧОП Легис-1 объект, и находящееся на нем имущество осталось без охраны, в результате чего злоумышленники проникли на территорию объекта и совершили хищение имущества, после чего, беспрепятственно скрылись.
Заключенный сторонами договор предусматривает материальную ответственность, если обязательства, вытекающие из договора, выполняются ненадлежащим образом. Истице причинен моральный вред.
Представитель ООО "ЧОП ЛЕГИС-1" против иска возражал, указал, что было похищено имущество (драгоценности на очень крупную сумму), о нахождении в доме которого ответчик не был поставлен в известность и которое под охрану не сдавалось. Охрана объекта осуществлялась одним охранником, который выполнял пропускную функцию на воротах на въезде, от усиления охраны истица отказалась. Охранник действовал в соответствии с инструкцией, после обнаружения кражи вызвал группу быстрого реагирования и милицию. ЧОП, в соответствии с п. 5.2 договора несет материальную ответственность за ущерб от кражи, только в случае нарушений условий настоящего договора.
Решением Одинцовского городского суда от 24 декабря 2009 года в иске Д. отказано.
В кассационной жалобе Д. просит решение суда отменить, ссылаясь на его незаконность.
Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы судебная коллегия не находит оснований к отмене решения, как постановленного в соответствии с требованиями закона.
Согласно ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

В соответствии со ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.
В силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.
В силу ст. 15, 393 ГК РФ лицо требующее возмещения убытков, должно доказать факт нарушения обязательства, наличие причинно-следственной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками, а также размер последних.
Разрешая заявленные требования, суд установил, что между Д. и ООО "ЧРП "ЛЕГИС-1" был заключен договор возмездного оказания охранных услуг. Согласно условиям договора, заказчик обязуется передать под охрану "Объект" и имущество, находящееся на "Объекте", расположенное по адресу: <...>, а также оплатить услуги, оказываемые Исполнителем и Соисполнителем по настоящему договору. Исполнитель и Соисполнитель принимает на себя в соответствии со ст. 3 Закона РФ "О частной детективной и охранной деятельности" выполнение услуг по организации и обеспечению охраны "Объекта" и имущества находящегося в собственности, во владении, в пользовании, хозяйственном ведении, оперативном или доверительном управлении Заказчика, находящегося на "Объекте". Консультирование и подготовка рекомендаций Заказчику по вопросам правомерной защиты имущества от противоправных посягательств. Между тем условие договора о передачи под охрану всего имущества имущества, по воле истицы с ее стороны исполнено не было, фактически под охрану имущество (драгоценности) не передавалось, поскольку истица не ставила в известность ООО "ЧОП ЛЕГИС-1" о наличии в доме драгоценностей на крупную денежную сумму, что не отрицал представитель истицы в судебном заседании. Таким образом фактически по условиям договора под охрану принималось лишь то имущество, которое было передано, т.е. сам объект. В то же время из договора не следует, что ООО ЧОП Легис-1 принимал также и обязательства по охране драгоценностей находящихся на объекте, о наличии которых охранное предприятие не знало.
По мнению заказчика в уведомлении исполнителя об этом не имелось необходимости, однако суд обоснованно исходил из того, что п. 3.1.1 договора обязывал заказчика обеспечить надлежащие условия для сохранности материальных ценностей. Согласно представленного отчета - акта подписанного истицей, охрана производилась только "Объекта", за что произведена оплата. Стороны взаимных претензий не имеют (л.д. 80).
Доводы представителя истца о том, что ответчик должен нести материальную ответственность согласно п. 5.1 и 5.2 договора, в связи с ненадлежащим исполнением охранником инструкции, правомерно отвергнуты судом, поскольку имущество (а именно драгоценности), как того требовал договор, не было передано заказчиком под охрану исполнителя и о его наличии на "Объекте" ответчик не был поставлен в известность. Согласно представленным документам, следует, что оплата услуг производилась только за охрану "Объекта".

Таким образом, ответчик действовал в соответствии с условиями договора, под охрану было взято то имущество, которое было ему передано, условия договора были выполнены надлежащим образом, в связи с чем суд правомерно оказал в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.
Поскольку отказано в удовлетворении основных требований, не подлежат удовлетворению и требования о компенсации морального вреда.
Судебная коллегия соглашается с выводами суда, так как, судом первой инстанции правильно определены правоотношения, возникшие между сторонами по настоящему делу, а также закон, подлежащий применению, определены и установлены в полном объеме обстоятельства имеющие значение для дела, доводам сторон и представленным ими доказательствам дана правовая оценка в их совокупности.
Доводы, изложенные в кассационной жалобе, не содержат обстоятельств, свидетельствующих о нарушении судом норм материального и процессуального права, и сводятся фактически к несогласию с той оценкой, которую исследованным по делу доказательствам дал суд первой инстанции, в связи с чем не могут повлечь его отмену.
Довод кассационной жалобы Д. о том, что суд необоснованно освободил ООО ЧОП "Легис-1" от возмещения ущерба, причиненного неисполнением договора не может быть признан состоятельным, поскольку п. 5.6 заключенного сторонами договора предусмотрено освобождение исполнителя (ООО "ЧОП "Легис-1) от ответственности в случае кражи или причинения иного имущественного ущерба (порча, уничтожение) не сданного под охрану. Истицей же не представлено доказательств того, что она передавала именно похищенное имущество под охрану ответчику (п. 1.1 договора). Сама истица не отрицала того, что она не ставила ответчика в известность о наличии на объекте (в доме драгоценностей).
Довод кассационной жалобы Д. о том, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного ущерба не может быть признан состоятельным, поскольку основанием для компенсации морального вреда в силу положений Закона "О защите прав потребителей в РФ" может служить только неисполнение либо ненадлежащее исполнение исполнителем обязанностей по договору. В данном же случае судом не установлено ненадлежащего исполнения ответчиком своих договорных обязательств.
Доводы о том, что истица не была извещена о месте и времени судебного заседания также не могут повлечь отмену решения. Как усматривается из материалов дела, истица извещалась по адресу, указанному в исковом заявлении. При этом в нарушение требований ст. 118 ГПК РФ, истица, заявив иск, не сообщила о перемене адреса во время производства по делу. Представители истицы, зная о местонахождении истицы, также не сообщили суду адрес, по которому надлежало извещать истца, при этом указали, что общаются с истцом по телефону. Заявлений об отложении судебного разбирательства, нерассмотрении дела в отсутствие истца в суд не поступало. Кроме того, интересы истца в суде представляли ее представители.

Оснований к переоценке установленных судом обстоятельств у судебной коллегии не имеется, поэтому кассационная жалоба не может быть удовлетворена
Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия
определила:
решение Одинцовского городского суда Московской области от 24 декабря 2009 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Д. - без удовлетворения.

Вернуться в «Вопросы по охране»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей