Судебная, арбитражная практика

Вопросы связанные с рассмотрением споров в арбитражном суде
Аватара пользователя
nmcfivgobhnik
Начинающий
Начинающий
Сообщения: 4
Зарегистрирован: 10 май 2018, 13:17

Re: Судебная, арбитражная практика

Непрочитанное сообщение nmcfivgobhnik » 10 май 2018, 13:29

МВД РФ против ЧОП, лишение лицензии


ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е
Дело № А14-920/2016
г. Воронеж
27 июня 2016 года
......................................................................................
...УСТАНОВИЛ:
Главное управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Воронежской области (далее — ГУ МВД России по Воронежской области, истец) обратилось в Арбитражный суд Воронежской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Частная охранная организация «Альянс» (далее — ООО «ЧОО «Альянс», ответчик) об аннулировании лицензии.
Решением Арбитражного суда Воронежской области от 11.04.2016 в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с указанным решением, ГУ МВД России по Воронежской области обратилось в Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

В апелляционной жалобе истец ссылается на то, что, что лицензиатом в установленный срок не были устранены нарушения лицензионных требований.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель ГУ МВД России по Воронежской области поддержал доводы апелляционной жалобы.

ООО «ЧОО «Альянс» явку представителей в судебное заседание не обеспечило, о слушании дела извещено надлежащим образом.

В соответствии с частью 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) дело рассматривается в отсутствие не явившихся представителей ответчика, надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного разбирательства.

В судебном заседании 17.06.2016 объявлялся перерыв до 20.06.2016.

В силу части 1 статьи 268 АПК РФ при рассмотрении дела в порядке апелляционного производства арбитражный суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно рассматривает дело.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, исследовав и оценив представленные доказательства, арбитражный апелляционный суд считает, что апелляционную жалобу следует удовлетворить, а решение Арбитражного суда Липецкой области от 23.03.2016 отменить по следующим основаниям.

Как установлено судом и следует из материалов дела, ООО «ЧОО «Альянс» оказывает услуги на основании лицензию от 28.05.2012 № 0001614 сроком действия до 28.05.2017.

В период с 5.10.2015 по 30.10.2015 УМВД России по г. Воронежу на основании распоряжения ГУ МВД России по Воронежской области от 29.09.2015 № 45/30753 проведена плановая выездная проверка в отношении ООО ЧОО «Альянс».

По результатам проверки выявлены нарушения Закона Российской Федерации от 11.03.1992 № 2487-1 №О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации № (далее — Закон № 2487-1), Положения о лицензировании частной охранной деятельности, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 23.06.2011 № 498 (далее — Положение № 498), Правил уведомления частной охранной организацией органов внутренних дел о начале и об окончании оказания охранных услуг, изменении состава учредителей (участников), утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 23.06.2011 № 498 (далее — Правила № 498):

ООО «ЧОО «Альянс» оказывает услуги по охране объектов с принятием соответствующих мер реагирования на сигнальную информацию технических средств охраны на следующих объектах: ООО ТД «ВИСАНТ – опт» по адресу: г. Воронеж, ул. Планетная, 26, в соответствии с договором от 18.06.2014 № 39; Бюджетное учреждение Воронежской области «Система 112 Воронежской области» по адресу: г. Воронеж, ул. Пирогова, 87, в соответствии с договором от 29.12.2014 № 21; Казенное учреждение Воронежской области «Центр содействия добровольному переселению соотечественников» по адресу: г. Воронеж, пер. Отличников, д. 37, в соответствии с контрактом от 27.02.2015 № 30 ТК; Черезов А.А. по адресу: г. Воронеж, ул. Полины Осипенко, 13 (гараж 119), в соответствии с договором от 05.06.2015 № 23; ООО «Юпитер» по адресу: г. Воронеж, ул. Полины Осипенко, д. 13, оф.13, в соответствии с договором от 13.08.2011 № 1; Черных Ю.М. по адресу: г. Воронеж, Ленинский проспект, д. 28/1, в соответствии с договором от 01.11.2013 № 37 ОС; ООО «АСТ» по адресам: г. Воронеж, ул. 20 лет Октября, д. 59, оф. 102, г. Воронеж, ул. Челюскинцев, ГСК «Прибор 3» (гаражи № 11-18) в соответствии с договором от 28.08.2015 N 55; ООО «Агентство независимой экспертизы и оценки» по адресу: г. Воронеж, ул. Куцыгина, д. 35 в соответствии с договором от 24.05.2013 № 35; ООО «АТ ДЕСАЙН+» по адресу: г. Воронеж, ул. Полины Осипенко, 13 в соответствии с договором от 01.10.2013 № 29; ООО «Придонская стоматология» по адресу: г. Воронеж, п. Придонской, ул. Защитников Родины, д. 20 в соответствии с договором от 01.02.2015 № 23; ООО «Мегалюкс» по адресу: г. Воронеж, ул. Полины Осипенко, 13 (офис 37) в соответствии с договором от 08.09.2015 № 52; ИП Беленова Т.А. по адресу: г. Воронеж, ул. Кольцовская, д. 33, в соответствии с договором от 05.02.2015 № 30; Русская православная церковь Воронежская Епархия по адресу: г. Воронеж, ул. Севастьяновский съезд, 26, в соответствии с договором от 14.09.2015 № с 4203; ООО «Перфект» по адресу: г. Воронеж, ул. 60 Армии, 27, в соответствии с договором от 30.09.2015 № 4204; ООО «Строительные.конструкции» по адресу: г. Воронеж, пр-т Труда, 67, в соответствии с договором от 30.09.2015 № 4205; ООО «Арсенал» по адресу: г. Воронеж, ул. Свободы, 31 в соответствии с договором от 30.09.2015 № 4209; ООО ГСК «Монолит» по адресам: г. Воронеж, ул. Антонова-Овсеенко, 37а, г. Воронеж, ул. 45 Стрелковой Дивизии (кирпичный павильон и металлический гараж), г. Воронеж, ул. Чебышева, 7 (металлический гараж) в соответствии с договором от 30.09.2015 № 4210; ООО «ГАРАНТ.М» по адресу: г. Воронеж, Ленинский проспект, 107 в соответствии с договором от 30.09.2015 № 4213; ООО «Парламент» по адресу: г. Воронеж, ул. Кирова, д. 1, в соответствии с договором от 30.09.2015 № 4201; ООО «Текстиль-Центр» по адресам: г. Воронеж, ул. Домостроителей, 45, г. Воронеж, ул. Кирова, 1, г. Воронеж, ул. Кирова, 5, г. Воронеж, ул. Куколкина, 32, г. Воронеж, ул. 9 Января, 202, г. Воронеж, ул. Костромская, 13, г. Воронеж, ул. Бульвар Победы, 12, г. Воронеж, ул. Машиностроителей, 82, в соответствии с договором от 30.09.2015 № 4202; ООО «Евро ТехМет» по адресу: г. Воронеж, проспект Революции, д. 46, оф.25 в соответствии с договором от 30.09.2015 № 4206; ООО ПТО «ВТМ» по адресам: Воронежская область, Рамонский район, г. Воронеж, ул. Краснодонская, 27, в соответствии с договорами от 30.09.2015 № 4211, 4212, ООО «Воронежская почтовая служба» по адресу: г. Воронеж, ул. Депутатская, д. 1 в соответствии с договором от 30.09.2015 № 4214.

Кроме того, ООО «ЧОО «Альянс» не имеет служебного огнестрельного оружия и специальных средств, дежурного подразделения с круглосуточным режимом работы, специалиста по обслуживанию технических средств охраны, транспортных средств. В штате охранной организации отсутствуют работники, осуществляющие охранные функции по принятию мер реагирования на сигнальную информацию, которые обязаны иметь связь с дежурным подразделением охранной организации и соответствующей дежурной частью органов внутренних дел, а также использовать специальные средства пассивной защиты (жилеты и шлемы защитные). Непосредственное реагирование на тревожные сигналы, поступающие с указанных объектов, осуществляет ФГУП «СВЯЗЬ – безопасность» посредством выезда групп быстрого реагирования на основании договора от 29.12.2014 № 2. Вместе с тем, ФГУП «СВЯЗЬ – безопасность» не имеет правового статуса частной охранной организации и лицензии на осуществление частной охранной деятельности, при этом в соответствии с частью 5 статьи 3 Закона № 2487-1 юридическим лицам, не имеющим правового статуса частной охранной организации, запрещается оказывать охранные услуги (подпункты а, б, в, г, д, е пункта 4 Положения № 498). Отсутствуют уведомления о начале оказания охранных услуг к вышеуказанным договорам (пункт 2 Правил № 498). К заключенным ООО «ЧОО «Альянс» указанным договорам не приложены копии заверенных заказчиком документов, подтверждающих их право владения или пользования имуществом, подлежащим охране (часть 4 статьи 12 Закона № 2487-1).

Указанные обстоятельства были зафиксированы в акте проверки от 30.10.2015, полученным генеральным директором ООО «ЧОО «Альянс» Лашнюковым А.В. 30.10.2015.

По факту совершения обществом административного правонарушения предусмотренного частью 3 статьи 14.1 КоАП РФ, в соответствии с требованиями статьей 28.1, 28.2, 28.3, 28.5 КоАП РФ инспектором по особым поручениям ЦЛРР ГУ МВД России по Воронежской области майором полиции Квасовым С.Н. был составлен протокол об административном правонарушении от 25.11.2015 № 648141.

Материалы дела об административном правонарушении были направлены в соответствии с пунктом 3 статьи 23.1 КоАП РФ в Арбитражный суд Воронежской области для рассмотрения и принятия решения, заявление о привлечении Общества к административной ответственности.

Решением Арбитражного суда Воронежской области от 27.01.2016 по делу № А14-17064/2015 общество привлечено к административной ответственности по основаниям части 3 статьи 14.1 КоАП РФ с назначением наказания в виде штрафа. Административный штраф обществом оплачен.

30.10.2015 в отношении охранной организации вынесено предписание об устранении нарушений лицензионных требований, выявленных в ходе проверки, в срок до 29.11.2015, которое получил генеральный директор ООО «ЧОО «Альянс» Лашнюков А.В. 30.10.2015.

По истечении установленного срока ГУ МВД России по Воронежской области получена информация ООО «ЧОО «Альянс» о том, что все установленные нарушения будут устранены в соответствии с решениями Арбитражного суда Воронежской области, о чем будет сообщено дополнительно. При этом сведения об исполнении ООО «ЧОО «Альянс» предписания и устранении нарушений, выявленных в ходе проверки, охранной организацией не сообщаются.

В соответствии с пунктом 1 части 7 статьи 20 Закона № 2487-1 в период с 23.12.2015 по 29.12.2015 на основании распоряжения ГУ МВД России по Воронежской области от 18.12.2015 № 14/4854 старшим инспектором ГЛРР ОП № 3 У МВД России по г. Воронежу старшим лейтенантом полиции Тарасовым А.С. проведена внеплановая выездная проверка в отношении ООО «ЧОО «Альянс».

По результатам проверки установлено, что предписание от 30.10.2015 № 3/201 в полном объеме не исполнено, у ООО «ЧОО «Альянс» не устранены нарушения подпунктов а, б, в, г, д, е пункта 4 Положения № 498. ООО «ЧОО «Альянс» продолжает оказывать услуги по охране объектов с принятием соответствующих мер реагирования на сигнальную информацию технических средств охраны, что подтверждается актом от 29.12.2015.

ГУ МВД России по Воронежской области на основании статьи 11.5 Закона № 2487-1 обратилось в суд с настоящими исковыми требованиями.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из отсутствия правовых оснований для аннулирования спорной лицензии.

Суд апелляционной инстанции не может согласиться с выводами суда области об отказе в удовлетворении заявленных требований исходя из следующего.

Отношения, возникающие между федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями в связи с осуществлением лицензирования отдельных видов деятельности регламентированы положениями Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее — Закон № 99-ФЗ).

В соответствии с пунктом 32 части 1 статьи 12 Закона № 99-ФЗ, а также статьей 11.2 Закона № 2487-1 частная охранная деятельность подлежит лицензированию.

Пунктом 2 статьи 3 названного Закона определено, что лицензия — это специальное разрешение на право осуществления юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем конкретного вида деятельности (выполнения работ, оказания услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности), которое подтверждается документом, выданным лицензирующим органом на бумажном носителе или в форме электронного документа, подписанного электронной подписью, в случае, если в заявлении о предоставлении лицензии указывалось на необходимость выдачи такого документа в форме электронного документа.

Под лицензионными требованиями понимается совокупность требований, которые установлены положениями о лицензировании конкретных видов деятельности, основаны на соответствующих требованиях законодательства Российской Федерации и направлены на обеспечение достижения целей лицензирования (статья 3 Закона № 99-ФЗ).

Положение о лицензировании частной охранной деятельности утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.06.2011 № 498 «О некоторых вопросах осуществления частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности» (далее — Положение о лицензировании).

Согласно части 1 статьи 1 Закона № 2487-1 частная охранная деятельность определяется как оказание на возмездной договорной основе услуг физическим и юридическим лицам, имеющими специальное разрешение (лицензию) органов внутренних дел организациями и индивидуальными предпринимателями в целях защиты законных прав и интересов своих клиентов.

В соответствии с пунктом 3 «Положения о лицензировании частной охранной деятельности», утвержденного постановлением Правительства РФ от 23.06.2011 № 498, лицензионными требованиями и условиями при осуществлении услуг по защите жизни и здоровья граждан, а также по охране объектов и (или) имущества (в том числе при его транспортировке), находящихся в собственности, во владении, в пользовании, хозяйственном ведении, оперативном управлении или доверительном управлении, за исключением объектов и (или) имущества, предусмотренных пунктом 7 части третьей статьи 3 Закона Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», является, в том числе: соблюдение лицензиатом требований, предусмотренных статьей 11, частью третьей статьи 11.4, частями первой, второй, третьей, седьмой и восьмой статьи 12 Закона Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»; при наличии в частной охранной организации специальных средств и (или) оружия соблюдение лицензиатом правил оборота оружия и специальных средств, установленных законодательством Российской Федерации.

Согласно части 3 статьи 12 Закона № 2487-1 предусмотрено, что в случае оказания охранных услуг с использованием видеонаблюдения, а также оказания охранных услуг в виде обеспечения внутриобъектового и (или) пропускного режимов персонал и посетители объекта охраны должны быть проинформированы об этом посредством размещения соответствующей информации в местах, обеспечивающих гарантированную видимость в дневное и ночное время, до входа на охраняемую территорию. Такая информация должна содержать сведения об условиях внутриобъектового и пропускного режимов.

В соответствии с частью 7 статьи 12 Закона № 2487-1 обязательным требованием является наличие у работников частной охранной организации, осуществляющих охранные услуги, личной карточки охранника, выданной органами внутренних дел в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, в ведении которого находятся вопросы внутренних дел. Работники частной охранной организации имеют право оказывать охранные услуги в специальной форменной одежде, если иное не оговорено в договоре с заказчиком. Оказание работниками частной охранной организации услуг в специальной форменной одежде должно позволять определять их принадлежность к конкретной частной охранной организации.

В соответствии со статьей 16 Закона № 2487-1 частные охранники обязаны проходить периодические проверки на пригодность к действиям в условиях, связанных с применением огнестрельного оружия и (или) специальных средств. Содержание периодических проверок, порядок и сроки их проведения определяются федеральным органом исполнительной власти, в ведении которого находятся вопросы внутренних дел.

В соответствии со статьей 11.2 Закона № 2487-1 органы внутренних дел осуществляют следующие полномочия в области лицензирования частной охранной деятельности: предоставление лицензии; переоформление документов, подтверждающих наличие лицензии; приостановление и возобновление действия лицензии в случаях, установленных настоящим Законом; ведение реестров лицензий и предоставление сведений из них; осуществление государственного контроля за соблюдением лицензиатами лицензионных требований и условий, а также требований законодательства Российской Федерации, регламентирующего оборот оружия и специальных средств; обращение в суд с заявлением о приостановлении действия лицензии либо об аннулировании лицензии; прекращение действия лицензии в случае получения письменного заявления лицензиата о прекращении им осуществления данного вида деятельности.

Согласно статье 11.5 Закона № 2487-1 органы внутренних дел вправе приостанавливать действие лицензии в случае выявления неоднократных нарушений или грубого нарушения лицензиатом лицензионных требований, указанных в части девятой настоящей статьи. При этом устанавливается срок устранения выявленных нарушений, повлекших за собой приостановление действия лицензии, который не может быть более месяца. Приостановление действия лицензии за не являющиеся грубыми неоднократные нарушения лицензионных требований не допускается без предварительных письменных предупреждений лицензиата и без предоставления ему времени для устранения указанных нарушений.

В случае если в установленный срок лицензиат не устранил нарушение лицензионных требований, орган внутренних дел обязан обратиться в суд с заявлением о приостановлении действия лицензии на срок до шести месяцев либо об аннулировании лицензии.

Лицензия может быть аннулирована решением суда на основании заявления органа внутренних дел в случае, если нарушение лицензиатом лицензионных требований повлекло за собой нарушение прав, законных интересов, нанесение ущерба здоровью граждан, обороне и безопасности государства, культурному наследию народов Российской Федерации, а также в случае неустранения лицензиатом в установленный срок выявленных нарушений.

Из приведенной нормы следует, что законом предусмотрена специальная процедура реагирования органами внутренних дел в случае выявления грубых нарушений лицензионных требований и неоднократных негрубых нарушений лицензионных требований, заключающаяся в наличии у органа права самостоятельно приостановить действие лицензии.

В случае неустранения выявленных нарушений (как грубых, так и не грубых) орган внутренних дел обязан обратиться в суд с заявлением о приостановлении действия лицензии на срок до шести месяцев либо об аннулировании лицензии.

В настоящем случае органом внутренних дел соблюдено требование закона о предоставлении охранной организации времени для устранения выявленных нарушений.

В силу прямого указания закона (часть 4 статьи 11.5 Закона № 2487-1) неустранение лицензиатом в установленный срок выявленных нарушений (как грубых, так и не грубых) является самостоятельным основанием для аннулирования лицензии на основании решения суда.

Материалами дела, в том числе актами проверки от 30.10.2015 и от 29.12.2015, решением Арбитражного суда Воронежской области от 27.01.2016 по делу №А14-17064/2015 подтверждено, что ООО «ЧОО «Альянс» не устранены в установленный срок выявленные органом внутренних дел нарушения лицензионных требований — пункта 3 «Положения о лицензировании частной охранной деятельности», утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 23.06.2011 № 498.

Повторно изучив материалы дела, суд апелляционной инстанции установил, что ООО «ЧОО «Альянс» не было принято надлежащих мер к устранению выявленных органом внутренних дел 30.10.2015, 29.12.2015 нарушений.

В качестве доказательств устранения нарушений ответчиком в материалы дела представлено направленное в ГУ МВД России по Воронежской области уведомление от 25.12.2015 №87.

Как следует из материалов дела и не оспаривается ответчиком, последним не устранены нарушения подпунктов а, б, в, г, д, е пункта 4 Положения № 498, отраженные в предписании от 30.10.2015. Не устранение ответчиком данных пунктов Положения № 498 связано с отсутствием в настоящий момент финансовой возможности, о чем ответчиком было сообщено административному органу письмом от 24.03.2016 № 91.

Ссылка ООО «ЧОО «Альянс» о том, что устранение выявленных нарушений было невозможно в течение установленного срока, несостоятельна.

Аннулирование лицензии представляет собой специальную принудительную меру, которая подлежит применению в тех случаях, когда это вызвано необходимостью защиты конституционных прав и свобод, а также прав и законных интересов других лиц.

В Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 14.12.2000 № 244-О, от 05.07.2001 № 130-О, от 07.06.2001 № 139-О, от 07.02.2002 № 16-О, постановлениях от 21.11.2002 № 6, 15-П, от 30.07.2001 № 13-П, информационном письме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.1999 № С1-7/смп-1341 «Об основных положениях, применяемых Европейским Судом по правам человека по защите имущественных прав и права на правосудие» указано, что меры государственного понуждения должны применяться с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, его имущественного положения и иных существенных обстоятельств. Указанные меры не должны подавлять экономическую самостоятельность и инициативу граждан и юридических лиц, чрезмерно ограничивать право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, а также право частной собственности.

Судом апелляционной инстанции не установлено обстоятельств, объективно препятствовавших обществу в надлежащем исполнении установленных законом требований и запретов, с учетом того, что как лицензиат ООО «ЧОО «Альянс» должно было применять меры специального характера по соблюдению лицензионных требований.

ООО «ЧОО «Альянс», являясь частной охранной организацией, должно принимать исчерпывающие меры по соблюдению лицензионных требований с учетом специфики охранной деятельности и специально предъявляемых требований к охранникам — лицам, профессиональная деятельность которых связана с обеспечением сохранности имущества, жизни и здоровья граждан, а также возможностью ограничения гражданских прав и свобод, применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия.

При таких обстоятельствах, с учетом нарушений ООО «ЧОО «Альянс» лицензионных требований, неисполнения предписания органа внутренних дел об устранений нарушений лицензионных требований, степени вины общества в совершении правонарушений, специфики осуществляемой обществом деятельности, аннулирование лицензии в данном случае отвечает требованиям справедливости, является мерой адекватной, соразмерной допущенным нарушениям и необходимой для защиты прав, имущественных интересов других лиц, защите жизни и здоровья людей.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции полагает, что аннулирование лицензии в данном случае является наиболее адекватной мерой ответственности, отвечающей целям пресечения противоправного поведения, предотвращения возможного нарушения прав и законных интересов других лиц.

При этом ООО «ЧОО «Альянс» не лишено возможности вновь обратиться в уполномоченный орган в целях получения новой лицензии на осуществление охранной деятельности при соблюдении установленных законом требований.

При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции считает, что решение Арбитражного суда Воронежской области от 11.04.2016 по делу № А14-920/2016 надлежит отменить, а апелляционную жалобу — удовлетворить.

Руководствуясь статьями 110, 266 – 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:
апелляционную жалобу Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Воронежской области (ОГРН 1023601582850, ИНН 3666026374) удовлетворить
Решение Арбитражного суда Воронежской области от 11.04.2016 по делу № А14-920/2016 отменить.

Аннулировать лицензию от 28.05.2012 № 0001614, предоставленную Главным управлением Министерства внутренних дел Российской Федерации по Воронежской области обществу с ограниченной ответственностью «Частная охранная организация «Альянс» на осуществление частной охранной деятельности.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Арбитражный суд Центрального округа в двухмесячный срок через арбитражный суд первой инстанции согласно части 1 статьи 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий судья Г.Н. Кораблева

Судьи Е.В. Маховая, Л.А. Колянчикова

Аватара пользователя
nmcfivgobhnik
Начинающий
Начинающий
Сообщения: 4
Зарегистрирован: 10 май 2018, 13:17

Re: Судебная, арбитражная практика

Непрочитанное сообщение nmcfivgobhnik » 10 май 2018, 13:19

Пресса о ВАС РФ

Высший арбитражный суд отказал ЧОП в пересмотре постановления о возмещении ущерба
Высший Арбитражный Суд отказал ЧОП "Гарантия-Саратов" в рассмотрении постановления о взыскании с него материального ущерба в размере 403 тысяч рублей по иску краснодарской компании "Тандер".

"Тандер" фактически стала одной из первых в России компаний, которая решила взыскать с частного охранного предприятия материальный ущерб после того, как объект, находящийся под охраной ЧОП, а именно - один из магазинов торговой сети "Магнит" - был ограблен, сообщает РАПСИ.

Напомним, в начале этого года неизвестный злоумышленник путем подбора ключей проник в помещение магазина "Магнит", вскрыл сейф в кабинете директора и похитил наличность.

Несмотря на то, что сигнализация сработала, частные охранники прибыли на место происшествия слишком поздно и не смогли задержать преступника. В связи с этим ЗАО "Тандер" предложило ЧОП "Гарантия-Саратов" компенсировать материальный ущерб в размере 403 тысяч рублей - именно такая сумма и была похищена из сейфа. Однако руководство ЧОП отказалось выполнить данные условия.

В итоге ответчик и истец встретились в суде. Суд первой инстанции постановил, что ЧОП нарушило условия исполнения договора об оказании охранных услуг, а потому обязало его возместить истцу причиненный материальный ущерб.

Аватара пользователя
mkl
Начинающий
Начинающий
Сообщения: 3
Зарегистрирован: 09 мар 2018, 22:46

Суд решил: ЧОП возместит почти 14 млн. рублей ущерба

Непрочитанное сообщение mkl » 09 мар 2018, 22:56

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

Именем Российской Федерации

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

арбитражного суда кассационной инстанции

Дело № А32-40794/2015
г. Краснодар
01 февраля 2017 года

Резолютивная часть постановления объявлена 31 января 2017 года

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Алексеева Р.А., судей Бабаевой О.В. и Трифоновой Л.А., при участии в судебном заседании от истца – общества с ограниченной ответственностью «Ателье вкуса» (ИНН 2312225229, ОГРН 1152312001929) – Кравченко А.А. (доверенность от 15.12.2015), от ответчика – общества с ограниченной ответственностью «Частная охранная организация «Евромост-К»» (ИНН 2308197836, ОГРН 1132308003717) – Суровцевой А.В. (доверенность от 24.01.2017), рассмотрев кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Ателье вкуса» на постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.09.2016 по делу № А32-40794/2015 (судьи Фахретдинов Т.Р., Глазунова И.Н., Мисник Н.Н.), установил следующее.

ООО «Ателье вкуса» (далее – общество) обратилось с иском к ООО «Частная охранная организация «Евромост-К»» (далее – охранная организация) о взыскании 13 732 404 рублей 41 копейки ущерба.

Решением от 24.03.2016 иск удовлетворен. Суд пришел к выводу о том, что ответчик не принял все меры для надлежащего исполнения условий договора, не обеспечил своего работника специальными средствами для своевременного пресечения преступления на охраняемом объекте. Это повлекло причинение ущерба истцу в виде стоимости уничтоженного и (или) поврежденного имущества.

Постановлением от 30.09.2016 решение от 24.03.2016 отменено, в иске отказано. Судебный акт мотивирован тем, что длительность совершения правонарушения и предусмотренные договором первичные действия по вызову полиции исключают возможность совершение каких-либо действий по пресечению правонарушения. За 12 секунд какое-либо пресечение действий неустановленных лиц было невозможно в силу необратимого характера совершенного деяния (поджог был осуществлен). При таких обстоятельствах наличие либо отсутствие у охранника специальных средств значения не имеет, применение которых без соблюдения требований закона являлось бы противоправным деянием.

В кассационной жалобе общество просит отменить постановление и оставить в силе решение. По мнению заявителя, суд апелляционной инстанции не учел протокол допроса охранника ответчика, согласно которому работник охранной организации не обладал специальными средствами. Согласно пунктам 1.1 – 1.2 договора от 07.08.2015 № 352 ответчик исполняется обязанности не только по пресечению, но и по своевременному выявлению и предупреждению преступлений и нарушений общественного порядка на охраняемом объекте. Однако материалами дела подтверждается, что охранник не совершил никаких действий для исполнения указанных обязательств. Суд неверно истолковал положения пункта 2.7 спорного договора.

В судебном заседании представитель общества поддержал доводы жалобы, представитель ответчика возражал против ее удовлетворения.

Определением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25.01.2017в судебном заседании объявлен перерыв до 16 часов 00 минут 31.01.2017.

Изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы, выслушав представителей истца и ответчика, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа пришел к следующим выводам.

В силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Из материалов дела видно и суды установили, 07.08.2015 обществ (заказчик) и охранная организация (исполнитель) заключили договор на оказание охранных услуг № 352, в соответствии с которым исполнитель обязался оказывать заказчику услуги по охране объекта, расположенного по адресу: г. Краснодар, ул. Яна Полуяна/Скрябина, д. 47/2, 1-й этаж, 2-й подъезд.

В соответствии с пунктами 1.1 – 1.2 договора исполнитель организует и обеспечивает охрану, принадлежащего заказчику и находящегося на территории охраняемого объекта недвижимого имущества, материальных, денежных и иных ценностей, а также исполняет обязанности по своевременному выявлению, предупреждению и пресечению преступлений и нарушений общественного порядка на охраняемом объекте.

Исполнитель обеспечивает сотрудников охраны соответствующей экипировкой и специальными средствами. В случае нападения на охраняемый объект исполнитель обязан вызвать на место происшествия органы полиции для принятия мер быстрого реагирования, а также принять меры по обеспечению сохранности материальных ценностей (пункты 2.6 и 2.7 договора).

12 сентября 2015 года в 23 часа 48 минут сотрудник ответчика Джахбаров И.М. заступил на пост охраны спорного объекта, расположенный напротив центрального входа в ресторана «Ателье Вкуса».

13 сентября 2015 года около 04 часов 00 минут в результате действий неустановленных лиц уничтожено и (или) повреждено имущество, находившееся на территории охраняемого объекта. По факту поджога указанного объекта возбуждено уголовное дело № 15042041 по части 2 статьи 167 Уголовного кодекса Российской Федерации.

27 октября 2015 года ответчик получил претензию истца с требованием возместить причиненный ущерб, которую оставил без удовлетворения, что стало основанием для обращения общества в суд.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и опровергая вывод о том, что ответчик не принял все меры для надлежащего исполнения условий договора и не обеспечил своего работника специальными средствами для своевременного пресечения преступления на охраняемом объекте, указал следующее. Длительность совершения правонарушения и предусмотренные договором первичные действия по вызову полиции исключают возможность совершение каких-либо действий по пресечению правонарушения. За 12 секунд какое-либо пресечение действий неустановленных лиц было невозможно в силу необратимого характера совершенного деяния (поджог был осуществлен). При таких обстоятельствах наличие либо отсутствие у охранника специальных средств значения не имеет, применение которых без соблюдения требований закона являлось бы противоправным деянием.

Однако суд апелляционной инстанции не учел следующее.

Согласно пункту 2 статьи 1.1 Закона Российской Федерации от 11.03.1992 № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон № 2478-1) частный охранник – это гражданин Российской Федерации, достигший восемнадцати лет, прошедший профессиональное обучение для работы в качестве частного охранника, сдавший квалификационный экзамен, получивший в установленном данным Законом порядке удостоверение частного охранника и работающий по трудовому договору с охранной организацией.

В соответствии с пунктами 1.1 – 1.2 договора исполнитель организует и обеспечивает охрану, принадлежащего заказчику и находящегося на территории охраняемого объекта недвижимого имущества, материальных, денежных и иных ценностей, а также исполняет обязанности по своевременному выявлению, предупреждению и пресечению преступлений и нарушений общественного порядка на охраняемом объекте.

В Законе № 2478-1 частная детективная и охранная деятельность определяется как оказание на возмездной договорной основе услуг физическим и юридическим лицам, имеющими специальное разрешение (лицензию) органов внутренних дел организациями и индивидуальными предпринимателями в целях защиты законных прав и интересов своих клиентов.

В силу пункта 2.6 договора исполнитель обеспечивает сотрудников охраны соответствующей экипировкой и специальными средствами.

Из представленной в материалы дела видеозаписи совершенного 13.09.2015 преступления, следует, что охранник, находясь на посту охраны спорного объекта, расположенного напротив центрального входа в ресторана «Ателье Вкуса», не совершил ровно никаких действий для его предупреждения или пресечения.

Материалами дела, в том числе показаниями работника и пояснениями представителя ответчика, подтверждается, что охранник не был обеспечен никакими специальными средствами для своевременного пресечения преступления на охраняемом объекте. Представитель ответчика в суде кассационной инстанции пояснил, что охранная организация в данном случае не предоставила охраннику разработанную инструкцию по действиями, направленным на выполнение обязательств по договору. Необходимо отметить, что предметом охранных услуг является специфическая деятельность, направленная на обеспечение не только охраны, но и сохранности материальных ценностей. Лицо, осуществляющее такую деятельность, должно быть готово к преступным посягательствам на эти ценности.

Согласно пункту 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» кредитор представляет доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками.

Суд первой инстанции установил, что размер причиненного ущерба определен истцом по данным инвентаризации и бухгалтерского учета, что соответствует пункту 5.6 договора. Представитель ответчика Дюжев А.В. участвовал в инвентаризационной комиссии, по результатам работы которой определено, что размер ущерба составил 12 632 404 рубля 41 копейку.

В соответствии с пунктом 5.5 договора с предварительным уведомлением ответчика о возможности участия его уполномоченного представителя заказчик составил комиссионный акт от 15.10.2015 б/н, согласно которому стоимость уничтоженных или поврежденных материальных ценностей, состоящих на бухгалтерском учете, составила 12 632 404 рубля 41 копейку, стоимость работ подрядчика по отделке охраняемого объекта (ресторана) – 1 100 тыс. рублей. Указанный акт передан представителю ответчика Дюжев А.В.

Истец также представил документы первичной бухгалтерской отчетности (договоры, товарные накладные, счета-фактуры, платежные поручения, акты сверок, акты формы № КС-2 и КС-3 и др.), подтверждающие факт приобретения обществом поврежденных или уничтоженных в результате поджога материальных ценностей.

Ответчик не оспорил полномочия Дюжева А.В. и не опроверг получение инвентаризационных описей и комиссионного акта от 15.10.2015 б/н и размер взыскиваемых убытков.

Кроме того, в рамках уголовного дела № 15042041 назначена судебная оценочная экспертиза. Согласно заключению общества с ограниченной ответственностью «Экспертная компания «ФИНЭКА»» стоимость ущерба, причинного в результате поджога, и стоимость восстановительного ремонта составили 33 187 315 рублей. Ответчик выводы указанного заключения также не оспорил.

В силу части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается. Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков (пункт 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»). Таких доказательств ответчик также не представил.

Ссылка суда апелляционной инстанции на буквальное толкование пункта 2.7 договора, согласно которому в случае нападения на охраняемый объект приоритетным (первичным) действием охранника является вызов на место происшествия полиции, подлежит отклонению. В пункте 2.7 договора указано, что в случае нападения на охраняемый объект исполнитель обязан вызвать на место происшествия органы полиции для принятия мер быстрого реагирования, а также принять меры по обеспечению сохранности материальных ценностей. Союз «а также» является сложным союзом с присоединительным значением, соединяет однородные члены предложения.

Таким образом, с учетом конкретных обстоятельств дела и совокупности представленных доказательств у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для отмены решения суда первой инстанции.

В соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление суда апелляционной инстанции надлежит отменить и оставить в силе решение суда первой инстации.

Руководствуясь статьями 274, 286 – 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.09.2016 по делу № А32-40794/2015 отменить. Решение суда первой инстанции по настоящему делу оставить в силе.

Аватара пользователя
mkl
Начинающий
Начинающий
Сообщения: 3
Зарегистрирован: 09 мар 2018, 22:46

Риски, связанные с принятием под охрану объекта, несоответствующего требованиям технической укрепленности

Непрочитанное сообщение mkl » 09 мар 2018, 22:51

В сентябре 2015 года судебная практика в сфере частной охранной деятельности пополнилась еще одним делом, заслуживающим внимания.

14 сентября Тринадцатый арбитражный апелляционный суд рассмотрел во второй инстанции дело (№ А56-28122/2014) по иску страховой компании, застраховавшей имущества банка, к охранному предприятию, заключившему с банком договор о предоставлении услуг по охране и сопровождению, о взыскании с охранного предприятия возмещения ущерба, причиненного разбойным нападением.
Данное дело интересно тем, что при его рассмотрении суды дали толкование понятию «место массового скопления людей» и оценку обстоятельствам неисполнения заказчиком требований по укрепленности охраняемого объекта.
Фабула дела. Охранное предприятие заключило с Банком договор о предоставлении услуг по охране и сопровождению представителя заказчика с ценностями (инкассатор), согласно условиям которого исполнитель обязался осуществлять охрану и сопровождение инкассатора с ценностями и нести ответственность за ущерб, причиненный заказчику хищением, уничтожением или повреждением перевозимых ценностей при исполнении обязательств по договору в полном размере причиненного ущерба.
В ходе транспортировки денежных средств с использованием инкассаторского автомобиля марки «КАМАЗ», осуществляемой бригадой инкассации охранной организации, на кольцевой автодороге г. Санкт-Петербурга на инкассаторов было произведено разбойное нападение неизвестных лиц, в результате чего из инкассаторского автомобиля были похищены денежные средства, принадлежащие Банку. Похищенные денежные средства были застрахованы в Страховой компании, которая выплатила Банку возмещение в полном объеме и обратилась в арбитражный суд с иском к охранному предприятию.
Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, рассматривая дело по первой инстанции, пришел к выводу о необоснованности исковых требований. В решении суд сослался на судебно-техническую экспертизу, проведенную в рамках уголовного дела, возбужденного по произошедшему инциденту, которой был сделан однозначный вывод, что конструктивное использование автомобиля не обеспечивает должной степени сохранности груза.
Кроме того, суд указал, что разбойное нападение происходило в месте значительного скопления людей с плотным автомобильным движением, и применение огнестрельного оружия было запрещено в силу статьи 18 Закона от 11.03.1992 № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности».
Таким образом, из имеющихся в деле документов суд не установил противоправности поведения ответчика, его вину, а также причинно-следственную связь между противоправными действиями ответчика и возникшим у истца ущербом и в удовлетворении иска отказал.
Однако, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд, рассмотревший дело во второй инстанции пришел к другим выводам и нашел основания для удовлетворения требований истца.
13 ААС применил введенную в судебную практику Верховным Судом РФ конструкцию «субъект профессиональной охранной деятельности» (см.: http://ohrana.ru/blogs/topic/65211 ) и указал, что в рассматриваемом деле бремя доказывания отсутствия вины и наличия чрезвычайных, непредотвратимых обстоятельств лежало на ответчике как субъекте профессиональной охранной деятельности.
Суд отметил, что ответчик, владея информацией о не надлежащем состоянии укрепленности автомобиля, принял указанный автомобиль в рамках исполнения договора, чем и подтвердил его надлежащее техническое состояние и годность для перевозки денежных ценностей.
Далее, суд процитировал правовую позицию ВС РФ о сущности частных охранных услуг, изложенную при рассмотрении дела № А56-15292/2013 (см.: Определение ВС РФ по делу № 306-ЭС14-1977), согласно которой:
«Непринятие охранной организацией соответствующих мер по охране имущества нельзя признать надлежащим исполнением обязательств согласно условиям договора, надлежащим и профессиональным исполнением исходя из сути обязательств исполнителя по договору охранных услуг, состоящих в максимальном приложении усилий к сохранению охраняемого имущества.
Фактические действия охранного предприятия сами по себе нельзя оценить как принятие им всех мер для надлежащего исполнения обязательства с той степенью заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него по характеру обязательства и условиям оборота.
Приложение максимальных усилий со стороны охранной организации к сохранению имущества заказчика соответствует требованиям честной деловой практики, применяемой к поведению организации, осуществляющей охрану на профессиональном уровне.
Предметом охранных услуг является специфическая деятельность, направленная не только на обеспечение охраны, но и сохранности материальных ценностей. Лицо, осуществляющее такую деятельность, должно быть готово к преступным посягательствам на охраняемые ценности и поэтому для такого лица нападение с целью завладения имуществом не может носить чрезвычайный и непредотвратимый характер».
В отношении ч.3 ст.18 Закона РФ "О частной детективной и охранной деятельности в РФ", согласно которой запрещается применять огнестрельное оружие при значительном скоплении людей, когда от применения оружия могут пострадать посторонние лица, суд дал следующее толкование:
«В правоприменительной практике под местом значительного скопления людей понимают, как правило, общественные места с высокой плотностью человеческих потоков и вероятностью возникновения неуправляемой толпы. В частности, такими свойствами обладают городские центры, рекреационные зоны (в особенности во время проведения массовых мероприятий), а также внутригородские объекты транспортной инфраструктуры: вокзалы, станции метро, крупные остановки и пункты пересадки пассажиров наземного городского транспорта.
Кольцевая автомобильная дорога Санкт-Петербурга является высокоскоростной автомобильной магистралью, не предназначенной для передвижения или скопления людей».

Таким образом, указал суд, КАД Санкт-Петербурга не является местом, где могут быть значительные скопления людей, что исключает ссылки ответчика на ч.3 ст.18 Закона РФ №2487-1 как на основание не применения его сотрудниками огнестрельного оружия при ограблении.
Суд посчитал, что охранным предприятием не представлено доказательств отсутствия своей вины и удовлетворил заявленные исковые требования.
В результате рассмотрения вышеуказанного дела можно сделать следующие выводы:
1. Не все места, где многолюдно, могут быть признаны впоследствии местами значительного скопления людей в смысле ч.3 ст.18 Закона РФ "О частной детективной и охранной деятельности в РФ".
2. Риски, связанные с принятием под охрану объекта, несоответствующего требованиям технической укрепленности, относятся судами на охранное предприятие.

Аватара пользователя
admin
Администратор
Сообщения: 77
Зарегистрирован: 24 июн 2015, 06:16

Судебная, арбитражная практика

Непрочитанное сообщение admin » 15 фев 2018, 19:01

Судебная практика: Жалоба охранника на ОЛРР оставлена без удовлетворения

ВОЛОГОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
РЕШЕНИЕ

от 22 января 2018 года № 7-59/2018 (7-1088/2017;)
г. Вологда

Судья Вологодского областного суда Мальцева Е.Г. при секретаре Сошиловой Е.В., рассмотрев жалобу защитника Гераничева Е. Г. – Асеевой В. Е., действующей на основании ордера, на решение судьи Череповецкого городского суда Вологодской области от 14.12.2017, которым постановление начальника Отделения лицензионно-разрешительной работы по городу Череповцу Управления Росгвардии по Вологодской области от 07.11.2017 № 35ЛРР338021117001266, вынесенное в отношении П.Э.Г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 20.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оставлено без изменения, жалоба защитника Гераничева Е. Г. – Асеевой В. Е., действующей на основании ордера, – без удовлетворения,

установила:

постановлением начальника Отделения лицензионно-разрешительной работы по городу Череповцу Управления Росгвардии по Вологодской области от 07.11.2017 № 35ЛРР338021117001266 Гераничев Е.Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 20.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее-КоАП РФ), подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 5000 рублей.

Оспаривая законность и обоснованность привлечения к административной ответственности, защитник Гераничева Е.Г. – Асеева В.Е., действующая на основании ордера, обратилась с жалобой в суд, просила отменить постановление должностного лица, прекратить производство по делу.

В обоснование жалобы указала, что П.Э.Г. на момент составления в отношении него протокола об административном правонарушении, вынесения постановления по делу об административном правонарушении не являлся ни частным детективом, ни охранником. Обжалуемое постановление вынесено до вступления в законную силу постановления о привлечении П.Э.Г. к административной ответственности. В обжалуемом постановлении не указано время непредоставления должностной инструкции. Полагала, что срок давности привлечения к административной ответственности истек.

В судебном заседании Гераничев Е.Г. и его защитник Асеева В.Е. доводы жалобы поддержали. Гераничев Е.Г. дополнительно пояснил, что у него был заключен договор с магазином «Модис» на представление охранных услуг, но объект сложный, заработная плата низкая, текучка кадров большая, поэтому для выполнения принятых на себя обязательств им был создан штат юристов и помощников юристов, из должностной инструкции которых были исключены обязанности охранника, но оставлены обязанности по взаимодействию с администрацией магазина, контроль видеонаблюдения, работа на рамке металлоискателя, тревожной кнопке, которой в случае необходимости вызывалась группа быстрого реагирования. При проверке объекта административным органом был выявлен факт нахождения на объекте помощника юриста П.Э.Г., у которого не было и не могло быть удостоверения охранника, карточки охранника, должностной инструкции охранника, форменной одежды, шеврона, поскольку П.Э.Г. еще не получил статус охранника. Должностная инструкция помощника юриста у П.Э.Г. была, но ее не истребовали. Объяснения у П.Э.Г. и работников магазина были получены некорректно.

Представитель отделения лицензионно-разрешительной работы по городу Череповцу Управления Росгвардии по Вологодской области в судебное заседание не явился, представлены письменные возражения на жалобу.

Судом вынесено приведенное решение.

В жалобе защитник Асеева В.Е. просит отменить решение судьи, прекратить производство по делу, указывая, что П.Э.Г. не являлся ни частным детективом, ни охранником.

Проверив материалы дела, изучив доводы жалобы, заслушав представителя Управления Росгвардии по Вологодской области С.Е.Н., не нахожу оснований для удовлетворения жалобы.

Часть 4 статьи 20.16 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за оказание частных детективных или охранных услуг, либо не предусмотренных законом, либо с нарушением установленных законом требований и влечет наложение административного штрафа.

Согласно пунктам 2,3 статьи 1.1, статьи 11.1, статьи 12 Закона Российской Федерации от 11.03.1992 № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» частный охранник — гражданин Российской Федерации, достигший восемнадцати лет, прошедший профессиональное обучение для работы в качестве частного охранника, сдавший квалификационный экзамен, получивший в установленном порядке удостоверение частного охранника и работающий по трудовому договору с охранной организацией.

Удостоверение частного охранника — документ, дающий право частному охраннику работать по трудовому договору с охранной организацией на должности, связанной непосредственно с оказанием охранных услуг.

Право на приобретение правового статуса частного охранника предоставляется гражданам, прошедшим профессиональное обучение для работы в качестве частного охранника и сдавшим квалификационный экзамен, и подтверждается удостоверением частного охранника.

Обязательным требованием является наличие у работников частной охранной организации, осуществляющих охранные услуги, личной карточки охранника, выданной федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в сфере частной охранной деятельности, или его территориальным органом в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в сфере частной охранной деятельности (часть 7 статьи 12 Закона об охранной деятельности).

В соответствии со статьей 12.1 Закона об охранной деятельности действия частных охранников на объектах охраны регламентируются должностной инструкцией частного охранника на объекте охраны. Типовые требования к должностной инструкции частного охранника на объекте охраны утверждаются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в сфере частной охранной деятельности. Экземпляр должностной инструкции частного охранника на объекте охраны в обязательном порядке направляется в территориальный орган федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в сфере частной охранной деятельности, по месту нахождения соответствующего объекта охраны.

Из материалов дела следует, что 30.10.2017 в 12 часов 00 минут по адресу: <адрес>, генеральный директор ООО ЧОП «…» Гераничев Е.Г. допустил к охране объекта магазин «…» П.Э.Г. без удостоверения частного охранника и личной карточки охранника, а также не предоставил экземпляр должностной инструкции частного охранника на объекте в ОЛРР по г. Череповцу Управления Росгвардии по Вологодской области.

Факт совершения Гераничевым Е.Г. административного правонарушения и его вина подтверждаются протоколом об административном правонарушении от 02.11.2017, письменными объяснениями директора магазина «…» Л.А.О., В.В.П., П.Э.Г., рапортом сотрудника полиции, договором №… на оказание охранных услуг от 01.12.2016 и другими материалами дела.

В соответствии с требованиями статьи 24.1 КоАП РФ при рассмотрении дела об административном правонарушении на основании полного и всестороннего анализа собранных по делу доказательств установлены все юридически значимые обстоятельства совершения административного правонарушения, предусмотренные статьей 26.1 данного Кодекса.

Вопреки доводам жалобы отсутствуют основания для несогласия с правовой оценкой, данной судьей городского суда, утверждениям защитника о том, что П.Э.Г. не являлся охранником. Со ссылкой на совокупность представленных в материалы дела доказательств, судья обоснованно признал несостоятельными данные доводы заявителя.

Несогласие заявителя с оценкой имеющихся в деле доказательств и с толкованием судьей норм КоАП РФ и законодательства, подлежащих применению в деле, не свидетельствует о том, что судьей допущены существенные нарушения названного Кодекса и (или) предусмотренные им процессуальные требования, не позволившие всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Оценив представленные в материалы дела доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности, суд обоснованно исходил из того, что П.Э.Г. фактически осуществлял охрану объекта без удостоверения и личной карточки охранника.

Из дела следует, что на момент проверки сотрудником отделения ЛРР по г.Череповцу Управления Росгвардии по Вологодской области 30.10.2017 в 12 часов 00 минут П.Э.Г. осуществлял охрану объекта – магазина «…», расположенного по адресу: <адрес> ТЦ «…», представился охранником ООО ЧОП «…», пояснил, что осуществляет охрану в данном магазине, признал, что удостоверения частного охранника, личной карточки охранника не имеет.

Существенного нарушения процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, что не позволило бы всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело и повлекло отмену или изменение решения, не установлено.

Руководствуясь статьей 30.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья

решила:

решение судьи Череповецкого городского суда Вологодской области от 14.12.2017 оставить без изменения, жалобу защитника Гераничева Е. Г. – Асеевой В. Е., действующей на основании ордера, — без удовлетворения.

Судья Вологодского областного суда Е.Г. Мальцева


Вернуться в «Арбитраж»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость